Газета русской общины в Коста-Рике - Periódico de la comunidad rusa en Costa Rica

На этих страницах вы можете почитать много интересных и познавательных статей об этой замечательной маленькой стране - Коста-Рике - и о жизни здесь наших людей.

En estas páginas ustedes pueden leer muchos interesantes artículos sobre la gente rusa en Costa Rica y las noticias de Rusia.

понедельник, 31 января 2011 г.

ГАЗЕТА № 29. Январь 2011. Статья 5. Гость номера. РОДРИГО АЛЬВАРАДО - НА ПЕРЕДНЕМ КРАЕ НАУКИ

    У нас в гостях – обычный скромный выпускник Университета Дружбы Народов, каких много, но не «верьте глазам своим».  В действительности, этот доктор физико-математических наук, замдиректора Научно-исследовательского центра по космическим исследованиям Университета Коста-Рики, занимается самыми сложными научными проблемами – в его записной книжке такие темы, как происхождение Вселенной, гравитация, скорость света.  Он даже почти знает, как путешествовать во времени...
 

Родриго Альварадо живёт в небольшом домике в Эредии, совсем рядом с торговым центром «Пасео де Лас Флорес» - ходит туда со своей женой Надеждой пешком каждый день.  У них двое детей, поэтому домик уже стал тесноват, и Надежда мечтает переехать в другой, побольше.  Но ему тяжело думать на такие повседневные темы: в голове его сложнейшие километровой длины уравнения, цифры с порядками в несколько сотен знаков, и мысль его летит далеко от Земли: туда, в бескрайность Вселенной, к сверкающим галлактикам и к манящему своей таинственностью Биг Бэнгу...

-    Родриго, почему Вы решили стать физиком?
-    Я увлекался физикой ещё с детского возраста, а с девятого класса решил твёрдо связать свою судьбу с этой наукой.  Для меня не существовало больше никакой профессии, даже когда я поступал в Университет Коста-Рики и должен был указать вторую специальность – по правилам университета – ничего не мог больше придумать.  

-    Понятно, что когда предоставилась возможность уехать на учёбу в Россию, вы и минуты не сомневались.
-    Конечно, мне было ясно, что советское государство вкладывало больше средств в развитие физики, поэтому в Москве знания должны были быть, так или иначе, более передовыми.  Проучился один год в Университете Коста-Рики, прошел все «общие науки» и ещё кое-какие курсы, но из-за работы не смог изучать никаких курсов ни по физике, ни по математике.  Я в то время состоял членом организации Juventud Vanguardista (местный комсомол), и по их рекомендации смог поступить на учёбу в Университет Дружбы Народов им. Патрисио Лумумбы, который сейчас называется РУДН.  


-    Математика и физика – самые сложные науки даже для того, кто учится на своем родном языке.  Представляю, как вам было трудно в Москве.
-    Вообще-то решать математические задачи и уравнения для того, кому это нравится – сплошное удовольствие.  Но нам задавали столько упражнений на дом, что просто нереально было их все выполнить.  Поэтому часто приходилось сидеть над учебой до 2 – 3 часов ночи.  Все мои товарищи по курсу так занимались, и никто не списывал заданий – было стыдно мошенничать.  Да, сначала было очень трудно, но потом я привык.  С русскими студентами у нас были очень хорошие дружеские отношения, меня все уважали и даже никто не дал никакой клички!

-    Сколько лет Вы учились в России?
-    В общей сложности я проучился 9 с половиной лет, с 1986 по 1995 год: закончил основной курс, затем аспирантуру и защитил кандидатскую диссертацию; а здесь мне потом присвоили докторскую степень.  За всё это время всего три раза побывал на родине;  после окончания основного курса университета, пришлось ждать тут пять месяцев, пока оформлял документы для поступления в аспирантуру в Москве.


-    Вы с Надеждой познакомились в Москве?
-    Да, но не с самого начала, а когда я уже учился в аспирантуре.  До этого у меня была другая жена – перуанка.  Но она закочила учёбу и уехала в Испанию, остаться жить в России не смогла, поэтому мы развелись.  Детей у нас не было.  А с Надеждой мы сформировали семью: старший сын родился в Москве, а младший уже в Коста-Рике.

-    Не вспомните какой-нибудь интересный эпизод из вашей студенческой жизни?
-    Когда я ещё был на Подготовительном факультете, зимой 1986 года мороз был – 45° C:  все трубы полопались, отопление не работало, всё это продолжалось два дня, и в комнатах общежития температура опустилась ниже нуля.  Я зашел к соседу, студенту из Африки, и увидел странную картину: парень был полностью одет, как на улице, на нем было пальто, шапка, сапоги, шарф, перчатки...  Он лежал на кровати покрытый несколькими одеялами.  «Как хорошо, что ты пришёл – обрадовался – я хочу спать, но мне холодно.  Положи на меня сверху матрас!»  Я положил на него матрас, так он и заснул, как сандвич, между двумя матрасами!

-     Да, слава Богу в Коста-Рике не бывает мороза.  А здесь Вы сразу поступили на работу в университет, без проблем?
-    Да, как только приехал, буквально через две недели уже работал преподавателем в Университете Коста-Рики.  Сейчас у меня четыре курса, из них два – для студентов аспирантуры.  Работаю с большим удовольствием, преподавать любимый предмет для меня – источник каждодневной радости.  Я рад, что могу содействовать повышению уровня науки в Коста-Рике, передавая все свои знания, полученные в России, новому поколению.   Самый любимый мои курс – это «Теория относительности», моим студентам он тоже очень нравится.  Кроме того, сотрудничаю в CINESPA - Научно-исследовательском центре по космическим исследованиям при университете, где являюсь заместителем директора.  У нас даже есть свой планетарий, им заведует Лейла Талиашвили, ваша соотечественница из Грузии.

-    Теории относительности Энштейна уже 100 лет. Она ещё не потеряла своей актуальности?
-    Ничуть.  Наоборот, с каждым днем физики находят всё больше и больше подтверждений её истинности.  Новые гипотезы, возникшие в последнее время, стараются связать в единое целое теорию Энштейна о всемирной гравитации и теорию квантовой механики, но им пока это не очень хорошо удается.  Есть сейчас и другие, оригинальные гипотезы устройства Вселенной, например, теория струн и другие.  Но они пока остаются только гипотезами.   

-    Некоторые считают, что теория струн доказывает существования Бога.
-    Не думаю, что имеет смысл научно доказывать существование Бога, стараться объединять религию и науку.  Хотя в древности они шли рука об руку: Кеплер, Галлилей и другие великие ученые были очень верующими людьми.  Они считали, что необходимо изучать Вселенную, чтобы познать Бога.  В настоящее время есть религиозное направление в науке, в основном среди правоверных иудеев: они считают, что десять сфер Кабалы тождественны десяти измерениям во Вселенной. Сейчас мы пока знаем четыре измерения.  

-    Каков в целом уровень научного развития в Коста-Рике, как Вы считаете?
-    Я считаю, что достаточно хороший, принимая во внимание хронический дефицит государственного финансирования, от которого страдает здешняя наука.  Средства в основном идут из государственного бюджета – как через университет (от Министерства народного образования), так и прямо от Министерства науки и технологии; частных спонсоров очень мало.  Ученых физиков с докторской степенью нас тут немного, не более 40-45 человек, и многие в основном работают в области теоретической физики сами по себе, в одиночку.  Другое дело, в экспериментальной отрасли науки: у нас в университете есть несколько групп, которые занимаются прикладными исследованиями и имеют очень хорошие успехи.  Одна группа (Даниэль Асофейфа, Артуро Рамирес, Невиль Кларк и другие) занимается физикой твердого состояния: разрабатывает нано-технологии.  Эти технологии обещают большое будущее, используя их можно получать новые материалы для строительства, компьютеров и даже для красоты.  Другая группа (Гильермо Лория, Патрисия Мора, Ральф Гарсия и другие) занимается ядерной физикой, а именно предохранением населения от повышенной радиоактивности.  Есть также группа, занимающаяся астрофизикой (Франсиско Фрутос, Лейла Талиашвили, Марко Баррантес и другие).  Среди ученого персонала нашего университета есть много выпускников советских и русских вузов.  

-    Какова принципиальная разница между российской и американской научной школой?
-     Разница в самом подходе к научному исследованию.  Только в России существует эта строгая форма доказательства чего угодно, начиная с нуля и доходя до уравнений, которые управляют законами природы.  Не зря ещё древние философы уверяли, что «практика без теории слепа, а теория без практики мертва».  Другие школы начинают сразу с закона, а потом ищут его доказательств.  

-    А что Вы думаете о Франклине Чанг?
-    Он достаточно серьёзный физик-экспериментатор, и я его очень уважаю за храбрость: ради науки он не раз подвергал свою жизнь опасности, когда отправлялся в космическое пространство.  Его плазменный двигатель имеет большое будущее.

-    Родриго, Вы наверняка не только преподаете, а тоже занимаетесь научной деятельностью.  Расскажите немного об этом, пожалуйста.
-    Да, я работаю сразу по двум направлениям: разрабатываю нестандартные космологические модели и ищу точные разрешения уравнений Энштейна как внутри небесных тел, так и вне их.  На основании этих уравнений пытаюсь строить модели, которые помогут определить гравитационное поле того или иного небесного тела – звезды или даже целой галлактики - и его влияние на плотность этого тела.  На сей день я всего опубликовал 26 научных статей.  Сейчас работаю над двумя статьями, которые в скором времени пошлю в журнал “Journal of Mathematical Physics”.  Тема одной из них - луч света и возможность искривить его в пространстве и во времени;  самое интересное в этой работе то, что можно создавать замкнутые кривые, что является научной базой для путешествия во времени;  жаль, что для этого потребуется энергия всей солнечной системы, чтобы открыть окошечко размером лишь в восьмую часть секунды.  Я в основном работаю дома и по интернету, мой любимый научный сайт – http://arxiv.org/, это сайт NASA.  На симпозиумы и конгрессы езжу не часто.  Побывал на одном конгрессе в Гондурасе несколько лет назад и также буду присутствовать на Латиноамериканском геофизическом конгрессе по изучению Солнца в этом году в Коста-Рике, который будет проходить в апреле в отеле Пунта Леона, но не как участник, а как организатор. 

-    И последнее: о ваших студентах.  Вы им рассказываете о России?
Конечно, им очень нравится слушать мои рассказы о том, как мы там сдавали зачеты и экзамены.  Здесь экзамены только письменные.  Там же сначала надо было сдать знаменитый «зачёт», который равен здешнему экзамену, причем разрешить задачи не на 70% и не на 80%, а на все сто!  И только после этого студент имел право идти на экзамен, который проводился в устной форме...  Здесь у меня есть сильные студенты, но есть и не очень хорошие, с ленцой, это как водится.  Однажды, объясняя тему по энергии студентам-медикам, я задал им  вопрос: «Если кот заберётся на дерево, то с точки зрения физики, у него повысится...»  Ожидаемый ответ был: «потенциальная энергия», а один ученик ответил: «повысится дрожь в теле, потому что увеличится его СТРАХ»!!!

Комментариев нет:

Отправить комментарий