Газета русской общины в Коста-Рике - Periódico de la comunidad rusa en Costa Rica

На этих страницах вы можете почитать много интересных и познавательных статей об этой замечательной маленькой стране - Коста-Рике - и о жизни здесь наших людей.

En estas páginas ustedes pueden leer muchos interesantes artículos sobre la gente rusa en Costa Rica y las noticias de Rusia.

среда, 29 января 2014 г.

ГАЗЕТА 64, Январь 2014. Статья 5. ГОСТЬ НОМЕРА. Любовь Ивановна Слесарева – первая русская в Гуанакасте



Любовь Слесарева – коренная москвичка, выпускница Музыкально-педагогического института им. Гнесиных, приехала в Коста-Рику со своим мужем-костариканцем в 1972 году и через год поселилась в Гуанакасте.  «В те годы я была там первым русским человеком.  Тогда дороги в городе Либерии были грунтовыми, много пыли, все ходили в сандалиях, было только два кинотеатра, а дома ни у кого не было телевизоров.  Было очень спокойно, я могла уходить, оставив дом незапертым.  Сейчас такого нельзя сделать и на пять минут!»

-  Люба, вы были первой русской женщиной в Гуанакасте? В котором году Вы приехали в Коста-Рику?

-  Мы приехали в первый раз в 1972 году.  Мой муж Габриэль – выпускник Университета дружбы народов, агроном.  Я не хотела уезжать из Москвы, и Габриэль тоже думал остаться там, но ему сразу сказали, что в Союзе для него работы не будет.  Сначала мы поселились в Сан-Хосе, но потом его послали работать в Гуанакасте, пришлось переезжать.  В те годы в  Либерии даже не было асфальтированных улиц, много пыли, все ходили в сандалиях, но зато было безопасно: я оставляла дом незапертым и дочку одну дома.  Она спокойно читала книжку, пока мы с мужем ходили в кино.  Если бы вдруг с девочкой случилось что-нибудь, мы были спокойны: соседи всегда присматривали.   На нашей улице тогда ни у кого не было телевизоров, а в городе было всего два кинотеатра!  В душе можно было купаться только холодной водой.  По воскресным дням в парке напротив церкви выступал местный духовой оркестр.  Как вы понимаете, после Москвы — глушь...  Когда мы приехали сюда, я сначала чуть не умерла от жары!  Но потом со временем привыкла, появились новые друзья, работа. В этот момент чувствую, что Коста-Рика — это моя Родина, и в Либерии говорят, что я давно уже заслужила паспорт Гуанакасте!  Теперь мне климат тут очень нравится:  сухо, тепло, много солнца, и это хорошо влияет на здоровье. 

-  Вы – болезненный человек?

- До 12 лет ко мне все болезни цеплялись: постоянные воспаления, проблемы с легкими, с почками, с ушами.   Я родилась в 1945 году, в год окончания войны.  В 3 месяца чуть не умерла от голода, в 2 х-летнем возрасте попала  в больницу с воспалением легких, что позже перешло в пневмонию и оставила мне рубцы на легких, они и сейчас видны на рентгене! Там же начались проблемы с ушами, и в 9 лет осложнение на оба уха оставило меня совсем глухой на месяц.  Никогда не забуду 90 уколов пенициллина! А я ведь в то время уже училась в музыкальной школе.  Потом постепенно слух восстановился, музыка мне помогла выздороветь, а в переходном возрасте я начала набираться сил.  Я жила  с мамой и  отцом, хотя они ещё до войны были разведены.  В те времена жилищный вопрос был довольно сложен.  А в 15 лет я узнала, что была неродной, мама меня удочерила, так как сама не могла иметь детей.  Потом она мне рассказала, как с трудом выкормила новорожденного младенца отваром овсянки, ведь своего молока у нее не было!  Так что я, в своем роде, чудо природы. 

- Где Вы жили и учились в Москве?

-  Когда я была маленькой, мы жили в большой коммунальной квартире в старинном особняке магната Саввы Морозова, у Покровских ворот, у нас из окна был виден Кремль и слышался звон его колоколов.  В 1960 году нас выселили и дали отдельную квартиру, а в том доме устроили детский сад.  Позже, уже в 2006 году, я посетила Москву и захотела войти в свой старый дом, но меня не пустили даже за загородку, сказали: «частная собственность»!  Несмотря на плохое здоровье, я училась отлично.  Читала с четырех лет, все предметы в школе мне нравились. С 3-го класса также начала учиться в Музыкальной школе № 1 им. Прокофьева,  сначала по классу фортепьяно, а затем – баяна (после болезни и вынужденного перерыва пришлось поменять инструмент).  Я закончила эту музыкальную школу, затем поступила в Московское Красногвардейское Музыкально-Педагогическое училище по классу баяна, а со второго курса, когда мне было всего 16 лет, по настоянию директора Фриды Михайловны Виноградовой, я начала работать преподавателем в той же музыкальной школе, которую окончила. Пришлось отрезать косички и превратиться в преподавательницу!  Когда встал вопрос о поступлении в университет, передо мной стоял выбор: филология или музыка, но я всё-таки выбрала музыку, потому что это было труднее.  Я всегда люблю преодолевать трудности, такой у меня характер!  После окончания училища, я поступила в Государственный Музыкально-Педагогический Институт им. Гнесиных  на вечернее отделение (так как я работала), на факультет народных инструментов.  С мужем мы познакомились на первом курсе, поженились, а в 1967 году у нас родилась старшая дочка Габриэла.  Моя специальность – преподавание музыки, я закончила учебу за год до отъезда в Коста-Рику, диплом защищала по теме «Аккордеон в Латинской Америке». А к моменту моего приезда в Коста-Рику, у меня уже был 11-летний преподавательский стаж!

-  Для преподавателя язык очень важен, как вы преодолели языковой барьер?

-  В последний год в Москве я записалась на 2-х годичный курс испанского, но из-за отъезда его не закончила. Тем не менее, это мне помогло по началу.  По приезду в Коста-Рику, друзья моего мужа быстро ввели меня в курс дела, мы много общались, и я начала изъясняться по-испански.  Были трудности с признанием диплома, здесь тогда понятия не имели, что существует такой университет: «Государственный музыкально-педагогический институт имени Гнесиных», надо было доказывать, что это высшее учебное заведение.  В этом мне помогли сотрудники Советского посольства.  После меня другим соотечественникам, которые окончили это училище, было уже проще с оформлением документов.  В августе я начала работать в Консерватории Кастеллья, которая в те годы располагалась около парка Савана, преподавала аккордеон. Это единственный раз, что я работала в Коста-Рике почти по специальности (я ведь баянистка). В сентябре моему мужу предложили работать в Либерии, агрономом в открывающемся Банке «Англо-Костаррисенсе», и ему пришлось уехать, а я продолжила свою преподавательскую работу в Кастеллье.  Но в результате несчастного случая (чтобы сократить дорогу, пошла через парк, наступила на доску с гвоздём и сильно поранила ногу), мне на время пришлось оставить работу. Позже, уже в 1973 году, проработала месяц в колледже «Варгас Кальво», в Сан-Педро (район Сан-Хосе), а в апреле мне предложили место преподавателя в одной из средних школ Гуанакасте, куда я тут же и перебралась, чтобы быть рядом с мужем.  В Гуанакасте вообще по началу не было русских, а мне пришлось работать в городе Филадельфия, где-то за 40 км от Либерии.  Помню много комических ситуаций из-за языка, особенно со студентами выпускных классов, но меня это не разочаровало, а только подстегнуло глубже изучить этот прекрасный испанский язык.

Но затем мне пришлось вернуться в Москву, так как дочка сначала осталась там с моей мамой.  Мама боялась, что у нас в первое время будут трудности с устройством и с работой, и никак не соглашалась дать мне разрешение на выезд, только с условием, что я ей оставлю ребенка.  Так моя старшая дочь Габриэла прожила почти до 7 лет с бабушкой в Москве.  Когда я поехала за ней, то боялась летать самолетом и потому решила плыть по морю и потом до Москвы добираться поездом.  На корабле мне пришлось пообщаться с людьми почти изо всех стран Латинской Америки, и особенно я благодарна одной девушке из Колумбии: она преподавала испанский в Университете Барранкилльи и в течение двух недель, пока длилось наше путешествие, поправляла каждое моё неверное выражение, а потом в переписке посылала мне поправки.  Прожила я в Москве почти целый год, из-за тогдашних долгих процедур оформления документов моей дочери на выезд, и записалась там на курсы испанского языка, закончила 2 семестра, нажимая на грамматику. В то же время, одна моя подруга испанка устроила меня работать в издательство Прогресс, и каждый день я должна была читать тексты на испанском, пока другая сотрудница исправляла ошибки. Всё это время я мечтала вернуться в Коста-Рику, я полюбила красоту ее природы, близость к морю, прекрасный климат. Когда мы с дочкой, наконец, вернулась сюда, проблем с языком у меня уже совсем не было.

-  Ваша мама осталась в России одна?

-  Да, мне её было очень жаль, но мы постоянно о ней заботились.  Ещё перед нашим первым отъездом мы оформили на имя дочки пенсию через Инюрколлегию, так как её пенсии не хватило бы для двоих. Мы посылали им доллары, и мама могла их тратить в валютных магазинах «Березка». Когда дочка уехала со мной в Коста-Рику, эта пенсия продолжала поступать на имя мамы.  Между прочим, наше ходатайство о пенсии в Инюрколлегии зарегистрировано как «Дело Коста-Рика № 1». Уж не знаю, когда появилось «Дело № 2»!  Так что в итоге, она всегда была обеспечена.  Позже она приезжала несколько раз в  Коста-Рику, и в последний раз мы предпочли оставить её с нами на постоянное жительство по состоянию здоровья.  Умерла она в возрасте 84 лет и похоронена в Либерии. Её звали Клавдия Захаровна Слесарева, родилась она в 1911 году в Москве, у Курского вокзала, в многочисленной семье механика (её отец водил поезда).  После революции ей пришлось рано начать работать, и всю жизнь она отличалась своей необычной трудоспособностью.  В войну мама дошла с военно-медицинской колонной сначала до Польши, а затем и до Берлина. Когда вернулась в Москву в начале 1945 года, ей предложили удочерить одномесячную девочку, и тут началась её новая жизнь, как матери. Она была доброй и умной женщиной, любящей мамой и бабушкой, но в то же время достаточно строгой.  Ей достался очень болезненный ребёнок, но она смогла поставить его на ноги.  Пришлось ей нередко столкнуться с непокорным характером своей дочки, а потом и внучек, но и эти трудности остались позади. Благодаря ей, мои обе дочки владеют русским языком и мой муж его не забывает.  Пусть  земля ей будет пухом!

-  И как сложилась затем Ваша жизнь?  Вы ведь уже прожили в Коста-Рике более 40 лет!

-  После своего окончательного приезда я устроилась преподавать в городе Каньяс, где-то в 45 км от Либерии, купила себе машину.  Но неприятности меня преследовали!  В 1975 году я ехала за рулём в Сан-Хосе на конгресс профсоюза преподавателей и потерпела аварию; видимо, заснула за рулем, потому что машина свалилась в кювет и врезалась в земляной откос.  Я получила множество переломов, сильно поранила лицо, до сих пор остались шрамы, пролежала месяц в больнице, а затем мне дали бюллетень на 7 месяцев.  Когда выздоровела, устроилась преподавать в Школу-лабораторию от Университета Коста-Рики в городе Либерии, где проработала много лет, устроила туда же учиться и старшую дочь.  Мне пришлось переквалифицироваться, с уроков баяна перейти на работу преподавателя музыки.  В 1976 году меня пригласили работать также в Национальный Университет, где я обучала студентов преподавать музыку в школе.  У меня были отличные знания и большая педагогическая практика, и мне всегда нравилось преподавать. Так что в течение двух лет я совмещала две работы, школу и университет. 

В 1981 году, по настоянию нашей дочки Габриэлы,  у нас родилась вторая дочь, Патрисия; разница между детьми – 14 лет!  Когда младшей дочке исполнилось два года, старшая уехала учиться в Сан-Хосе.  Потом отделение Национального Университета в Либерии закрыли, но мне повезло, и я вскоре перешла на работу в Университет Коста-Рики.  Преподавала, вела исследовательскую работу в области народного творчества в Гуанакасте, собрала материал о творчестве известного коста-риканского композитора, уроженца Гуанакасте Эктора Суньига, в результате чего вышла книга и кассета с записью его песен в исполнении автора, участвовала в организации Гуанакастским отделом Университета музыкальной школы, где и была одно время директором.  А в последние годы меня избрали координатором отдела «Acción social» («Социальной деятельности»), который  организовывает мероприятия, приближающие Университет к общественной деятельности провинции в области образования и культуры.  В 1993 году я организовала группу народных инструментов, с которой мы участвовали в разных конкурсах и так дошли до фестиваля «Raíces» («Корни»), который организовало Национальное радио. 

Муж работал в Банке «Англо-Костаррисенсе» оценщиком земель и собственности, но когда в 1994 году этот банк объявил банкротство, он остался без работы.  Мы спаслись благодаря тому, что у нас уже был свой собственный дом и не было долгов, но в течение нескольких месяцев нам пришлось очень туго, и мы жили только на мою зарплату учителя.  В конце концов, мы выхлопотали небольшую пенсию моему мужу, а затем, в виде компенсации, банк выделил ему одну ферму, принадлежащую государственному Институту аграрного развития.  Потом Габриэль начал подрабатывать в другом банке, а также в судебной системе, как оценщик недвижимой собственности.  В 1994 году я вышла на пенсию и с тех пор помогаю моему мужу в его работе.  Сейчас наши дочери живут в Сан-Хосе, старшая дочь – инженер, закончила университет здесь и затем аспирантуру в США, сейчас она – директор Школы информатики в Университете Коста-Рики; а младшая дочь – художница; у каждой из них по двое детей. 

   Мы счастливо живем с мужем в нашем старом удобном доме, у нас есть три собаки.  Вот только здоровье иногда подводит, тут уж ничего не поделаешь.  Но я не унываю!  Когда здоровы, мы ездим в Сан-Хосе навещать своих дочек и внуков, и, когда есть возможность, я стараюсь не пропускать культурных мероприятий русской общины.

 Мама Любы со своей внучкой Габриэлой

 На экскурсии в Ясную поляну

 Бракосочетание Любови и Габриэля в Москве

 Люба маленькая с другом

 Люба на концерте в Музыкальном институте, Москва

 Дети Патрисии, Мариэль и Габриэль

 Любовь и Габриэль молодые

Персонал и некоторые студенты Московской Муз. Школы им. Пркофьева.  Люба - в нижнем ряду первая слева ( с белой сумкой)


Комментариев нет:

Отправить комментарий