Газета русской общины в Коста-Рике - Periódico de la comunidad rusa en Costa Rica

На этих страницах вы можете почитать много интересных и познавательных статей об этой замечательной маленькой стране - Коста-Рике - и о жизни здесь наших людей.

En estas páginas ustedes pueden leer muchos interesantes artículos sobre la gente rusa en Costa Rica y las noticias de Rusia.

среда, 11 апреля 2012 г.

ГАЗЕТА № 43. Март 2012 г. Статья 4. ОЛЬГА И ФИЛИПП - НАШИ МОЛОДЫЕ ХУДОЖНИКИ



Брат и сестра Анаскины приехали со своими родителями из Москвы в Коста-Рику будучи еще детьми.  Говорят по-испански без акцента, выучились и выросли в этой стране.  Однако любят и понимают русскую культуру: литературу, кино, музыку.  Особенно их привлекает изобразительное искусство, оба с детства под влиянием отца приобщились к живописи.  «Отец всегда очень любил искусство, хотя сам и не смог стать профессиональным художником.  А мать привила нам такие важные привычки как трудолюбие, честность и преданность» - говорят они.  Молодые люди усиленно трудятся и стараются создать себе имя в художественной среде Коста-Рики. 

Я много лет знаю эту семью.  Они уехали из России в трудные 90-е годы, сначала направились к сестре Любы, которая жила в Панаме, а потом оказались в Коста-Рике.  Первые годы им пришлось очень несладко: жили без работы, без документов, снимали жильё.  Искали любую работу, чтобы заработать на кусок хлеба.  Филиппу был всего один год, а вскорости родилась и Даша. Но они предпочитают не вспоминать о трудностях, прижились в Коста-Рике и не думают возвращаться.

-  Ольга, сколько тебе было лет, когда вы приехали в Коста-Рику?

-  Мне было одиннадцать лет.  Я сразу пошла в школу, хотя и не понимала испанский язык.  Учила его «на ходу».  В Москве я посещала художественную школу, где получила основные академические знания по изобразительному искусству.  Но здесь, в Барбе де Эредия, не было возможности поступить в специальную школу, пришлось учиться в обычной.  Но я всё равно каждый день рисовала, делала небольшие пейзажи, чтобы изучить композицию, форму, цвет и свет.  


В первые годы мы снимали дом в Барбе, затем там стало тесно, и мы переехали в Сан-Лоренсо, где сняли просторный деревянный, но очень старый дом с большим садом, где постоянно происходили   какие-то чудеса: по ночам что-то скрипело, стучало, лампочки на потолке сами отвинчивались и вдруг падали на пол, а по стенам иногда начинала течь темная густая жидкость похожая на кровь.  Одна соседка хотела рассказать моей матери, что в этом доме раньше случилось что-то ужасное, но мама  не захотела слушать.  В общем мы жили счастливо в этом доме.  У нас было много разных забот, и мы не обращали внимание на все эти странности. 

Много лет нам пришлось жить в Коста-Рике нелегально, благо в школах  не требуют документов на жительство, а родители работали в частном секторе. Но потом нам очень повезло: очередное правительство решило проблему большого количества нелегального населения в стране. Родителям дали вид на жительство безо всяких реквизитов.  Но нам с братом пришлось осуществить полное оформление документов и много бегать по разным учреждениям.  


В последние семь лет мы живём в Сан-Хуане де Санта-Барбара, где, слава Богу, приобрели собственную землю. Участок большой, засажен апельсинами, манго, бананами и другими тропическими фруктовыми растениями. Пока  родители строят большой дом для всей семьи, а я  небольшой  для себя, там на втором этаже у меня чудесный вид и хороший свет для работы.


-  Оля, ты после школы училась живописи?

-  Да, я не оставила искусство.  И хотя наше материальное положение было очень сложным (мне приходилось искать любую работу, чтобы зарабатывать на жизнь и помогать родителям), я всё-таки училась в Университете Коста-Рики, на факультете изящных искусств.  Правда, я записывалась всего на два-три предмета в год, поэтому процесс шел очень медленно. Я до сих пор еще не закончила учёбу, поскольку вышла замуж и родила двоих детей.  Но сейчас я уже думаю, что иметь диплом художника в принципе не так важно.  Он необходим только для устройства на работу оформителем или преподавателем.  Но чтобы стать художником и выставляться, нужна только практика, всё зависит от твоего творчества.  Мне бы очень хотелось стать настоящей художницей. Когда мой муж Диего пишет свои картины, меня охватывает «белая зависть».  Искусство для меня – это иллюзия и реальность, известное и неизвестное, это дорога и находка, свет и мрак.  В своих работах я стараюсь передать это чувство, эти чары, любовь к красоте. У меня уже есть серия картин, в которых я постаралась выразить свой внутренний мир.  Я участвовала в нескольких выставках: в Национальном университете – на выставке «Юные таланты» в 1996 году; в Москве – на выставке «Лица и пейзажи» в Галерее 2V в 2004 году;  в Барбе – на фестивале «Женщины художницы Барбы» в 2006 году, в фойе Национального театра – на выставке иллюстраций к сказкам в 2007 году и в Доме культуры Эредии на выставке группы Suwoh в 2010 году.  Сделала иллюстрации к четырем книжкам для детей, написанных Анной Аронсон – директором Европейской школы.  А с тех пор, как я стала матерью, во мне открылось новое сознание, я чувствую, что глубже понимаю мир и саму себя.  Если бы у меня была возможность, я бы только и занималась искусством. Но мне нужна хорошая мастерская, да и маленькие дети и хозяйство отнимают много времени.  


-  Значит, ты теперь только занимаешься домом?  Вижу, что тоже работаешь в саду?

-  Да, дом и сад – очень приятные занятия.  Но я также даю уроки, два раза в неделю веду кружок живописи для детей в Европейской школе, а также у меня есть частные уроки, ученики приходят ко мне домой.  Среди моих учеников – талантливый мальчик Ермак Крутько, которым я очень довольна.  
 
 
 -  Филипп, а теперь твоя очередь.  Я знаю, ты приехал в Коста-Рику в годовалом возрасте.  Но как получилось, что будучи сто процентно русским человеком, ты не говоришь по-русски?

-  Я русский со всех сторон, но язык только понимаю, и  читаю, но почти не говорю.  Дело в том, что родители целыми днями были на работе, а я оставался с костариканской няней, которая за мной смотрела...

-  Да, эта беда часто происходит с нашими детьми.  Ты тоже решил стать художником?

-  Да, я учился в школе искусств «Conservatorio Castella» и там получил начальные знания по живописи.  Потом родители устроили меня в частную «Европейскую школу», где сами работали преподавателями, и там я очень хорошо выучил английский язык.  Но закончить эту школу не смог, уж очень дорогая там была плата за обучение.  Сдавал государственные экзамены, чтобы получить диплом о среднем образовании.  Сейчас учусь на 4-м курсе в Национальном университете в Эредии по специальности «Искусство и визуальная коммуникация».  Также не потерял связи с Европейской школой, где преподаю рисование для старшеклассников.  Живопись для меня – самое любимое занятия, я пишу быстро и много и думаю заниматься этим до конца своей жизни.  Делаю портреты и натюрморты, карикатуры, пейзажи, мозаики, настенные росписи.  Работаю и по заказам.  Иногда меня приглашают на очень интересные мероприятия:  недавно участвовал в презентации новой «таблетки» «Galaxy» марки Самсунг.  Рисовал палочкой на тактильном экране портреты-шаржи на присутствующих, и это изображение тут же передавалось для общего обозрения на огромный экран!  Мне пришлось попотеть, ведь каждый небольшой изъян тут же был бы виден в многократном увеличении.  


-  В каком стиле ты пишешь свои картины?

-  Я стараюсь продолжать традиции русского импрессионизма и модернизма – Грабаря, Дейнеки, Филонова, но также и не свободен от влияния латиноамериканского искусства, естественно.  На стыке двух культур всегда рождаются самые интересные произведения.  Я уже показывал свои картины на нескольких выставках, одна моя вещь висит в кабинете проректора Национального Университета. На своих картинах я не стараюсь рисовать точные изображения, похожие на фотографии, а скорее выражать свои идеи и мысли, делать работы, у которых есть характер. Меня привлекает концептуальное искусство, которое требует мысленного усилия.  Например, к 100-летию Верховного суда Коста-Рики и написал картину на тему прав человека.  Изобразил там Святого Себастьяна с завязанными глазами и пронзённого стрелами – символ мученика за справедливость. Латиноамериканские тенденции в моих картинах выражаются в применении ярких и сочных тонов, оптимистичной цветовой гамме.   Искусство – это форма жизни.  Как и в реальной жизни, есть вещи прекрасные, а есть и безобразные.  В искусстве я стараюсь добиться равновесия между этими двумя крайностями, сделать свои картины ужасно красивыми! 


Я благодарен Коста-Рике за то, что она дала приют нашей семье, я очень счастлив жить здесь.  Но всё-таки я отличаюсь от местных жителей не только цветом волос и глаз, но и своей русской культурой, которая живет у меня в душе.  Это выделяет из местного населения.  Когда еду в Россию, чувствую там единение со своими корнями, нахожу свою сущность.  Но и там я не как все, это очень интересная ситуация, которая духовно обогащает наше поколение переселенцев. 


Комментариев нет:

Отправить комментарий