Газета русской общины в Коста-Рике - Periódico de la comunidad rusa en Costa Rica

На этих страницах вы можете почитать много интересных и познавательных статей об этой замечательной маленькой стране - Коста-Рике - и о жизни здесь наших людей.

En estas páginas ustedes pueden leer muchos interesantes artículos sobre la gente rusa en Costa Rica y las noticias de Rusia.

пятница, 6 июля 2012 г.

ГАЗЕТА № 44. Апрель 2012. ГОСТЬ НОМЕРА. Гармоничная жизнь или удивительный человек среди нас

Интервью: Екатерина Замышляева


Сегодня у нас в гостях человек, которого без всякого преувеличения можно назвать героем нашего времени. Его зовут Пабло Гордиенко.  Гордиенко – хорошо известная в Коста-Рике фамилия. Обратите внимание, она происходит от слова «ГОРДЫЙ»! Занесённый вихрем истории и оказавшийся волею судеб в Коста-Рике дед Пабло «взял быка за рога» и не позволил обстоятельствам одержать над собой верх. Павел Гордиенко выжил в чуждых условиях и оставил после себя яркий след. Его внук не уступает деду по масштабу личности.

 Выросший на костариканской земле Пабло вобрал в себя лучшие черты своих разноплеменных предков. Пабло бесстрашен, он не боится браться за то, чего до него не делал никто.  На его счету жилые кварталы, свой заповедник и ботанический сад, экспериментальные плантации, спасённые земли и многое другое. Пока есть такие люди, как Пабло, и у этой земли, и у планеты есть шанс. Пожелаем же ему успеха во всех его начинаниях!

Мы в гостях у Пабло Гордиенко. Его дед, Павел Петрович, родом из Краснодара.  Старший Гордиенко является основоположником весьма разветвлённой костариканской семьи, носящей эту фамилию.
Всех членов этой большой семьи отличает успешность в делах, чем бы они ни занимались.
Наш сегодняшний разговор с Пабло мы  посвятим рассказу о его проекте восстановления лесных массивов и его собственном частном ботаническом саде, о его страстном увлечении сёрфингом и о его деятельной любви к природе.
Экологическая сознательность набирает обороты в обществе, это бесспорно. Только для Пабло это не веяние времени. Вся его жизнь проходит под знаком экологичности. И такой она была всегда. Пабло живёт в соответствии со своими убеждениями и претворяет в жизнь всё, что любит.
Детищем Пабло является заповедник «Макао» в Бихагуале, а в нём - его собственный ботанический сад и экспериментальная плантация с лесонасаждениями и оранжереями. Жилой квартал Вийя Реаль – тоже его творение. На счету Пабло ещё множество других проектов. Он живёт, внедряя современный, экологичный, щадящий и уважительный по отношению к природе подход. Его отношение к природе достойно подражания. В поместье абсолютно всё создано из производимых на месте материалов. И будущая гостиница-турбаза, и домики-коттеджи построены из выращенного на местной плантации дерева. Само собой разумеется, проектом предусмотрены очистка и восстановление сточных вод. И даже электричество тоже своё, производимое солнечными батареями.
Так поставлено дело в заповеднике, и так же оно обстоит и у Пабло дома. Всё в доме, будь то освещение, будь то мебель, согласуется с этой уважительной по отношению к природе линией поведения. Кульминацией же всего этого является дерево Гуанакасте, корни которого проросли в гостиную дома.
Вне всякого сомнения, опыт Пабло настолько интересен и ценен, что было бы просто непростительно не поделиться им с людьми.

- Пабло, расскажите, пожалуйста, о том, как Ваш дедушка попал сюда?

- Мой дед по отцовской линии приехал в Коста-Рику из Югославии. Находясь на острове Крк, он познакомился с семьёй Орличей. Господин Орлич пригласил его в Коста-Рику на работу. Дедушка принял прглашение и приехал в Сан-Рамон.

- Ваш дедушка родился в 1904 году, на момент революции 1917 года ему было всего 13 лет.  Принимал ли он участие в гражданской войне, несмотря на юный возраст?

-  Действительно, когда произошла революция, дедушка был ещё подростком. Не взирая на свою юность, он принял участие в гражданской войне. Знаю, что его отец был врачом, а мать по всей вероятности была домохозяйкой. Впрочем, нам не известны ни обстоятельства их жизни в России, ни те, при каких он был вынужден покинуть страну.

 Павел Гордиенко

-  А чем он занимался в Югославии?

-  Насколько мне известно, он работал на мельнице на острове Крк, откуда Орличи родом.

-  Ваш дед пустил в Коста-Рике корни. Как это произошло?

-  Он приехал работать на Орличей. У них были большие кофейные плантации в Сан-Рамоне. Согласно семейной легенде он женился на их дочери, что очевидно отнюдь не вызвало у Орличей восторга. Поэтому он перебрался в Атенас, где и основал своё дело. Дед занялся рисоводством и открыл мукомольню. Там, в Бальсе де Атенас, родился мой отец, бывший старшим из пятерых детей. Остальные родились уже в Сан-Рамоне, куда семья вернулась позже. Всего детей было пятеро: две дочери и три сына.

-  Вы застали деда при жизни?

-  Да, застал, хотя я его почти не помню, ведь я был тогда слишком мал; а вот у моего старшего брата Андрея, который был его первым внуком, сохранилось о деде множество воспоминаний.

-  Что Вы помните о нём? Каким он был?

-  Он был элегантен и строг. Всегда. По костариканским понятиям его манера держаться принималась за военную выправку. Он оставил о себе память тем, что ходил по Сан-Хосе пешком вместо того, чтобы разъезжать на автомобиле. Всегда корректен. Отличался тем, что всегда был безукоризненно одет. Также он любил и умел хорошо поесть. Я помню, что у него дома всегда водились всякие вкусные вещи, такие, как селёдка, виноград и яблоки, которых обычные костариканцы не ели.

Придавал ли он значение тому, что есть, как есть и как сервировать стол?

-  Да, придавал, и  чрезвычайно большое. Для него это было очень важно.

-  Что Вы можете сказать о его культуре труда?

-  Он был очень трудолюбив. Дед был большим тружеником.

-  Как он обращался со своими детьми?

-  С детьми он был суров. Его жена умерла рано, и он остался один с пятью детьми на руках, которых нужно было растить и ставить на ноги. Вот по этой причине он и был строг  с ними. Дети были разных возрастов, мой отец был старшим, а младшему в ту пору было десять лет.

-  Как же ему удалось поставить их всех на ноги?

-  У него была фирма по ввозу оборудования. Дела шли хорошо, настолько, что двоих старших он отправил учитсья в Канаду. Мой отец и мой дядя Хорхе учились там в университете. Папа учился на архитектора, а мой дядя Хорхе стал инженером-электронщиком.

-  Как их всех зовут?

-  Моего отца зовут Эухенио, после него идёт Хорхе, а самого младшего зовут Владимир; сестёр зовут Ксения и Магда.

-  Что они унаследовали от своих русских и хорватских предков?

-  Все они отличаются исключительным трудолюбием и прилежанием. Все успешны в своём деле. Мой отец, будучи архитектором, построил все основные порты страны. Затем он переключился на строительство. Комплекс зданий Верховного Суда – одна из его построек. Мой дядя Хорхе принял эстафету и возглавил предприятие деда, его фирму по ввозу оборудования. Младший учился в Италии на врача и стал им.  Он – врач по призванию. Его отличает высокий уровень социальной ответственности. Моя тётя Ксения художница и скульптор, преподаватель университета, человек, живущий в искусстве. О моей тёте Магде я знаю немного, но наслышан о том, что ей нравился балет.

-  Владеет ли кто-нибудь из пятерых детей русским языком?

-  Нет. Ни один из них русским не владеет. Мой дедушка безупречно владел испанским и не озаботился тем, чтобы передать русский своим детям. Язык не случайно называют «материнским» (русское выражение «родной язык» передаётся на испанский словосочетанием «материнский язык»), а кто же, как не матери прилагают все усилия, чтобы их дети овладели языком.

-  Хранит ли Ваш отец семейные реликвии?

-  Да, он относится к ним с исключительной бережностью, хотя и не имеет обыкновения рассуждать на эту тему.

-  Похож ли Ваш отец на Вашего дедушку?

-  Они совершенно разные. Папа был Секретарём Партии Национального Освобождения в ту эпоху, когда она была подлинно социал-демократической. Папа очень контактный и гораздо более уравновешенный. В нём напрочь отсутствует авторитарность. Он вызывает уважение к себе, ничего не навязывая.

-  Было ли Вам когда-нибудь трудно оттого, что Ваши родители принадлежат двум столь различным между собой культурам, которые, в свою очередь, совершенно отличны от культуры страны Вашего проживания?

-  Нет, я никогда не испытывал по этому поводу каких бы то ни было неудобств.

-  Как Вы избрали свою профессию?

-  Моя бабушка по материнской линии обожала растения. У неё даже была «лечебница» для растений за домом. Она ухаживала за ними, меняла их, ведь по её мнению в доме не должно было быть некрасивых, неухоженных, плохо выглядящих растений. В те времена мы проводили в сухой сезон по три месяца в поместье родственников по материнской линии. Мы катались на лошадях, плавали в бассейне. Там я выучил названия деревьев, и там же зародился мой интерес к биологии и сельскому хозяйству. И я подумал, что смогу быть успешным в этой области.

 Красавица-пальма Бисмаркия Нобилис

- Пожалуйста, расскажите о Вашем увлечении сёрфингом. Как оно возникло?

-  Прежде, чем заняться сёрфингом, я всегда катался на роликовой доске или, попросту, на скэйте. Мне нравилось и ездить на море. Позже я обзавёлся доской для сёрфинга и с ней объехал всю страну. Это было ещё до начала бума. Раньше всё было иначе.  То, что ныне является обыденным и есть везде, было не достать:  ни воска для натирки досок, ни «лишей» (эластичный шнур, прикрепляемый одним концом к доске, а другим к манжету на липучке, который надевается на ногу). В ту пору доски были большими и однокилевыми. Потом их дизайн изменился,  размер уменьшился, а количество килей возросло (оно может доходить до четырёх). Чем больше килей, тем маневренней доска.

- Как Вы считаете, является ли Ваш образ действий в личной и профессиональной жизни типичным для среднего костариканца?

-  О себе скажу, что не в моих правилах делать что-либо кое-как. Если делать, так делать, и делать на совесть и с любовью. Мне нравится доводить любое дело до логического конца, шаг за шагом улучшая мир вокруг себя. Я действую, а приспособленческая позиция не по мне.

- Как Вы пришли к проекту по восстановлению лесов?

-  Где-то 18 лет тому назад мы купили заброшенную скотоводческую ферму с единственной целью начать выращивать на ней тиковые деревья и восстановить повреждённую почву. Мы посадили тиковый лес. В конце восьмидесятых годов прошлого века  была начата правительственная программа по лесонасаждениям. Произошёл полный поворот в сознании, так что в кратчайший срок рубка лесов прекратилась, и началось их восстановление. Для того, чтобы это стало возможным, надо было заинтересовать людей. Сейчас существует Национальный Фонд по лесонасаждениям. Государство выплачивает людям так называемый «ПСА», то есть оплачивает оказываемые ему услуги по охране окружающей среды.

- И Ваш ботанический сад?

-  Это то, что я делаю от своего имени и сам для себя. Это - для души. Я привожу растения из многих мест и создаю новые ландшафты, в которых присутствует многоцветье. Впрочем, Вы видели результат.

- Да, видела. Это совершенно потрясающе. Пабло, меняя тему, хочу спросить, чем является  для Вас Россия?

-  Это мечта, которой я грежу. Но  пока откладываю... Я считаю важным владеть языком того места, куда едешь, чтобы иметь возможность общаться с людьми. Это то, что оставляет наиважнейший след. Я вовсе не хочу этим сказать, что посещение туристических мест не является важным, просто общение с людьми для меня первостепенно.

- Пабло, огромное Вам спасибо за Ваши сердечность и время, а также за то, что поделились с нами Вашими знаниями и опытом.
 
-  Вам спасибо, и всего доброго!
 
 


Комментариев нет:

Отправить комментарий