Газета русской общины в Коста-Рике - Periódico de la comunidad rusa en Costa Rica

На этих страницах вы можете почитать много интересных и познавательных статей об этой замечательной маленькой стране - Коста-Рике - и о жизни здесь наших людей.

En estas páginas ustedes pueden leer muchos interesantes artículos sobre la gente rusa en Costa Rica y las noticias de Rusia.

суббота, 7 июля 2012 г.

ГАЗЕТА № 45. Май 2012. Статья 3. ДОКТОР АЛЕКСАНДР


Александр Лотарев работал на скорой помощи в своей родной Ялте, пока не наступили трудные времена: его месячная зарплата в пересчете на валюту составила... $ 15!  Ему не хотелось менять профессию, тогда пришлось поменять страну проживания.  С тех пор Александр живет и работает в Коста-Рике.  Индейцы в Таламанке, гуанакастеки на реке Сан-Хуан и пациенты в Эредии и в Сан-Хосе -  все его любят и помнят, даже после того, как он покинул те края, и называют просто «доктор Александр».  Отработав немало лет на государство, Лотарев теперь основал свою частную скорую помощь.  В любой час суток он приезжает к больному по первому вызову, осматривает, диагностирует, назначает лечение и тут же лечит, а в случае необходимости отвозит в больницу.  Александр говорит, что другой такой скорой помощи в Коста-Рике нет, обычно здесь по вызовам выезжают только санитары.  Врачи же предпочитают принимать больных в своем кабинете. 

Этого человека хорошо знают и наши соотечественники, и многие костариканцы.  Александр Александрович Лотарев – один из немногих счастливчиков, кто всю жизнь занимается любимым делом – медициной.  В Коста-Рике ему довелось поработать в разных районах страны. И везде его уважали за спокойный и добрый нрав, за искрометный юмор, за глубокое знание своего дела.  Костариканцы называют его «доктор Александр», а наши соотечественники – просто «Саныч».

-  Александр, почему вы решили обосноваться в Коста-Рике?

-  Я работал врачом на Скорой помощи у себя в Ялте, спасал там людей с сердечными приступами.  Меня все знали, и я был очень доволен своей работой.  Когда учился в Крымском медицинском институте, специализировался по скорой медицинской помощи.  Потом распался Советский Союз и Крым оказался в составе Украины.  До этого я на улице никогда не слышал украинского языка;  никто из моих друзей или родных не собирался принимать украинское гражданство.  Я тоже долго сопротивлялся и не хотел ставить печать с «трезубцем» на свой советский паспорт.  Но потом пришлось, потому что в крымских гостиницах мне пригрозили, что будут брать с меня за постой втридорога как с иностранца.  


В 90-х годах наш Крым претерпел, действительно, радикальные изменения.  В результате обвальной инфляции курс карбованца упал так сильно, что денежные купюры мелкой номинации потеряли всякую ценность.  Однажды я зашел в общественный туалет на автобусной станции;  туалетной бумаги там не было, а весь пол был засыпан деньгами... вы представляете, для чего их использовали люди!  Я получал зарплату в несколько миллионов карбованцев, а в пересчете на валюту это составляло всего... 15 долларов.  Тогда я понял, что для выживания мне нужно было менять профессию, так как врачи в моей  стране оказались не нужны.   В это время мой лучший друг Сергей Крутько написал мне, что в Коста-Рике не хватает врачей.  Я поехал посмотреть, в первый раз приехал в отпуск в 1993 году, а через год – уже навсегда. 

-  Трудно было устроиться здесь на работу?

-  Мне повезло, что как раз перед моим приездом выпускники советских вузов добились возобновления действия Соглашения, и костариканское государство снова начало признавать наши дипломы.  Но всё равно процесс оформления растянулся на два года, так как у меня потребовали целую кучу бумаг!  Кроме того, были трудности с языком.  Но экзамены по специальности мне сдавать не пришлось, слава Богу, их ввели позже.

-  Я помню, какие легенды ходили о ваших «перлах» в испанском языке.  Расскажите об этом!

-  Да, язык мне достался трудновато, честно говоря.  Платить дорогие языковые курсы я не мог, а дома у Крутько, где я прожил первые полгода, все говорили только по-русски.  Тогда я устроился на временную работу, чтобы выучить язык.  Пока мои документы проходили по инстанциям, я уехал в Пунтаренас и поступил на работу в ресторан морских продуктов «Costa del Sol» в поселке Мата де Лимон.  Этот ресторан принадлежал одному хорвату.  Я помогал там на кухне, а жена хозяина, испанка, стала моей первой учительницей испанского языка.  Там я наелся самых разнообразных изысканных и экзотических блюд!  И креветки, и моллюски, и кальмары, и разные сорта рыбы. Перепробовал всё, что было в меню.  Да и готовить научился многие блюда.   Даже был соблазн переквалифицироваться в повара, но в конце концов всё-таки остался верен медицине.  Когда меня послали на работу врачом в индейскую резервацию, уже мог кое-как объясняться на испанском языке, но всё равно часто случались недоразумения, ведь индейцы тоже плохо говорили по-испански!  Один из них сказал: «Tengo aire» (что эквивалентно нашему выражению «мне надуло»), но я не понял, изумился такому названию болезни и спросил: «¿Y no tiene agua?»  Также у них были такие болезни, как «nacido» (нарыв), «pega» (несварение желудка), эти народные термины приходилось учить на практике.

-  Расскажите подробнее о вашей работе с индейцами.

-  Когда в 1995 году мне признали диплом, я подал документы в Министерство здравохранения, и меня на один год послали по линии «социального обслуживания» на границу с Панамой, в район Таламанка, где живут индейцы племени брибри.  Клиника располагалась в поселке Амубри, а дальше этого места дороги уже не было.  Я тогда был намного моложе и полон энергии, мне не хотелось сидеть и ждать, когда местные жители из отдаленных мест доберутся до меня, и я решил отправиться сам к ним в гости.  Мы с медбратом нашли местного проводника, нагрузили лодку разными лекарствами и отправились вверх по течению реки Сиксаола, в поселок Суретка.  Такие вылазки я стал устраивать каждую неделю.  Путешествовали и на лошадях, и пешком.  Часто приходилось переходить вброд реки, там мне пригодился мой прежний опыт альпинизма в Крымских горах.  Посещал поселки Альта Урен, Братци, Карома.  По местному радио «Голос Таламанки» объявляли заранее о моих визитах.  А один раз даже добрался до индейцев племени кабекар, мы туда шли через джунгли два дня, переправлялись через четыре реки.  До этого у них не было врача в течение пяти лет!   Когда возникали экстренные случаи, возили больных в порт Лимон на маленьком самолете, принадлежащем местному священнику-немцу.  А однажды пришлось везти одну роженицу на машине скорой помощи, это был её десятый ребенок, и он родился прямо по пути, женщина даже не пикнула!  Мы вдруг услышали плач младенца, остановились, и я констатировал факт рождения, единственное что осталось сделать – перевязать пуповину.  Все индейцы так привыкли говорить «доктор Александр», что до сих пор, когда меня там уже давно нет, всех врачей называют «доктор Александр»!

Александр в пещере Барра Онда

-  А где вы работали после этого?

-  Проработал полгода в клинике города Ла Крус в Гуанакасте общим врачом, там мне запомнились великолепные закаты в Пуэрто Солей, а после этого устроился врачом на границу с Никарагуа, где группа полицейских занималась разминированием полей по программе Организации Американских государств, под эгидой Принцессы Дианы.  Моё назначение подписала лично Лаура Чинчилья, которая тогда была Министром внутренней безопасности.  Мины эти были советские, чешского производства, а поставили их сандинисты в 70-е годы, во времена гражданской войны.  Мы летали на работу 7 минут на вертолете с открытыми дверями, низко над верхушками деревьев, как в «канопе».  Пока саперы искали мины, я спал в шатре.  «Когда потребуется моя помощь, я услышу (взрыв)» - говорил я.  И действительно, просыпался от звуков взрывов, так как при обнаружении мины её взрывали на месте.  Слава Богу, обошлось без жертв.  А в обеденный перерыв я оказывал медицинскую помощь всем желающим полицеским и саперам.  Иногда летал в другие поселки вдоль реки Сан-Хуан, где обслуживал местное население.  Там, в районе Каньо Негро, куда туристы ездят любоваться на множество красивых птичек, меня всего искусали комары – не зря там много птиц, они ведь питаются комарами!  Вспоминается и  случай, когда я сопровождал новую смену полицейских из Сан-Хосе на северную границу.  Мы только вылетели из аэропорта на старом самолете «Malibú», который подарили Коста-Рике американцы после Вьетнамской войны, как   вдруг через иллюминатор я увидел, что правый мотор «потеет» - покрывается капельками воды.  Бросился к другому борту, левый мотор сухой.  Я, как сын лётчика, сразу заподозрил что-то неладное, пошел в кабину и предупредил пилота.  Он тут же запросил экстренную посадку и вернулся на аэропорт.  Оказалось, что в моторе пробило прокладку и всё масло вылилось, мотор перегрелся, еще пару минут, и он бы взорвался!  Так я предотвратил авиакатастрофу.

Когда эту программу закрыли, я снова подал документы в Министерство здоровья, и меня направили на замену заболевшего врача в клинику Салон Нуньес в столице, в районе Атийо.  Там у меня был очень тяжелый случай – мой первый покойник.  Молодой мужчина, под 40 лет, пришел на прием своим ходом и успел рассказать, что ему только что сняли гипс с ноги – у него был сильный вывих голеностопного сустава.  После этого этого он пошел в парикмахерскую, и пока ему стригли волосы, он почувствовал себя плохо, боль в груди.  При этих словах он упал и умер.  Конечно же у него была тромбоэмболия, сгусток крови попал в сердечную артерию.  Ведь при обездвиживании ноги кровь сворачивается.  При этом нужно больному назначать аспирин для разжижжения крови, но костариканские врачи почему-то этого не делают.

Эта работа скоро закончилась, а потом мне очень повезло: я выиграл тендер на работу в Институте страхования, где проработал 13 лет в диспансере в городе Эредия.  За эти годы принял более 30 тысяч больных с производственными травмами.  Порадовала хорошо организованная современная административная система, вся информация там на компьютере, всё строго контролируется.  Залезть без очереди или не костариканцу там практически невозможно.  Пациент тратит всего 15 минут от входа до выхода, за это время получает прием с обследованием, лекарства и больничный лист.  Государственной «Кассе социального страхования» о таком приходится только мечтать. Там люди сидят в очереди часами, а операции или рентгена ждут годами.  За время работы в INS мы очень сдружились со всеми сотрудниками, а главное – я их научил элементарной порядочности, так что к концу моей работы уже никто из них не строчил начальству жалобы на товарища по работе. Как только я ушел, снова началось «подсиживание»... к сожалению, это часть костариканской культуры.   Но потом контракт закончился, и я полностью переключился на частную практику.

 Александр в Перу


-  Вот теперь мы подошли к самому интересному.  Расскажите о своей настоящей работе.

-  Я много лет мечтал об этом и, наконец,  добился – вернулся к своей основной специальности, к скорой помощи.  Было нелегко приобрести микроавтобус и оборудование, тем более что к этому времени я уже обзавелся семьей и надо было строить дом.  Сначала у меня было очень мало пациентов, как и следовало ожидать.  Пользуясь случаем, хочу выразить свою благодарность жене Ессении за терпеливость и выносливость, когда наша семья переживала трудные дни.   Теперь, по прошествии шести лет, появилась постоянная клиентура и она растет.  Кроме костариканских больных, я также обслуживаю иностранцев, больных из Канады и Панамы по «страховке путешественника», так как сотрудничаю с иностранными страховыми компаниями.

Моя скорая помощь – единственная в своем роде в Коста-Рике.  Как государственная скорая помощь «Красного креста», так и частные скорые помощи здесь ездят только с санитарами, их дело – перевезти больного из дома в больницу.  Врачи же принимают только в своих кабинетах, на дом никто не ездит.  Вот и получается, что отделения неотложной помощи в больницах переполнены, больные там сидят много часов, и перед приемом врача их сначала надо «рассортировать».   Люди тут идут в больницу и с простым гриппом, просто потому что у многих нет страховки и их нигде больше не принимают, а многим лень вставать рано и записываться на прием к участковому врачу.   После предварительного обследования те, кто действительно оказываются тяжело болны, остаются на дальнейшее обследование и на лечение, иногда на несколько дней, поэтому мест никогда нет, больные лежат в корридорах.  Я помню, что у нас в приемном отделении Левадийской городской больницы было всего два врача и четыре койки, ведь туда привозили больных уже с направлением и только тех, кому действительно была необходима госпитализация. 

Без ложной скромности могу констатировать, что я – единственный в Коста-Рике врач, который приедет к вам по первому вызову в любое время суток.  Даже в часы пик я со своей сиреной и лампой пересекаю Сан-Хосе быстрее, чем кто бы то ни было.  Когда вы звоните по указанному номеру, вам отвечает сам врач, а не секретарша или коммутатор.  Вы можете мне сразу рассказать о своих ощущениях, таким образом я сэкономлю время на поиски разных лекарств.  Я – единственный врач, который придет к вашей постели в два часа ночи, осмотрит вас и поставит диагноз, тут же сделает нужную инъекцию, дождется улучшения состояния и уедет только тогда, когда вы его отпустите.  Доктор успокоит вас, объяснит все ваши симптомы и расскажет, какие лекарства и почему он вам назначает.  В случае необходимости он вас также быстро доставит в любую больницу по выбору, а если вы желаете ехать в государственную больницу, вас там примут без очереди и без предварительного осмотра.  Чтобы меня вызвать, не нужно платить ежемесячные взносы, как это принято в других частных фирмах.  Вы платите врачу только тогда, когда это потребуется.  Здоровье – это самое дорогое, что есть у человека.  А вовремя оказанная медицинская помощь сэкономит вам средства на дальнейшее лечение и продлит жизнь.

-  Это звучит прекрасно!  А под конец мне бы хотелось спросить вас, что вы думаете о развитии медицины в Коста-Рике.

-  Я бы сказал, и это моё личное мнение, что медицина в Коста-Рике организована бестолково.  Набор медикаментов ограничен, он примерно вдвое-втрое меньше по сравнению с тем, что было в СССР.  Это является прямым влиянием больших фармакологических компаний.  Новые и дорогие лекарства заменяют старые и дешевые. 

Но самый серьезный недостаток в том, что новое поколение докторов (а именно они обычно дежурят по ночам в больницах) не может поставить больному диагноз «голыми руками», а только с помощью лабораторных анализов и сложных диагностических приборов, иногда очень дорогих, а часто малодоступных.  Это чрезвычайно усложняет и удлинняет процесс лечения, поэтому часто больные – особенно в государственных клиниках – ждут диагноза месяцами и годами, не получают нужного лечения, а когда, наконец, их начинают лечить, оказывается слишком поздно.  Моя же советская подготовка позволяет поставить пато-этиологический диагноз только на основании моего прямого обследования больного и 20-летнего врачебного опыта. 


Кроме того, здесь подавляющее большинство врачей лечат только симптомы, не задумываясь о том, чтобы убрать причину заболевания.   Особенно остро обстоит дело с астмой.  В Коста-Рике, где круглый год прекрасный климат,  рекордно высокая заболеваемость, по сравнению с другими странами: 20% населения больны астмой!  http://www.scielo.sa.cr  В действительности, диагноз не всегда устанавливается правильно, так как астмой здесь называют любой бронхит с затрудненным дыханием.  Больным назначают очень сильные медикаменты, чтобы быстро убрать симптомы, но через некоторое время они возвращаются с новой силой.  Это придумали частные американские врачи, чтобы всегда иметь много пациентов, превращая всех больных в хроников.  Таким образом, они никогда не остаются без доходов.  Костариканские же государственные больницы полны задыхающимися детьми и взрослыми, которым срочно требуется спасать жизнь!  Наши врачи рекомендуют, прежде всего, для профилактики бронхитов повышать иммунитет детей, обязательно стараться кормить их грудным молоком, удалять паразитов, не простужать.  А если ребенок заболел гриппом,  одевать его теплее, давать пить много теплых жидкостей, молока, не разрешать пить ничего холодного, ни есть мороженого, а грудным детям также полезно закапывать грудное молоко в нос для облегчения дыхания.  Если грипп продолжается более трех дней и осложняется бронхитом, не запускать заболевание, идти к врачу и начинать принимать антибиотики.  Также стараться разжижать мокроту, при этом очень помогает добавлять ¼ чайной ложки питьевой соды на стакан теплого молока или делать ингаляции с содой.  Если кашель становится влажным и мокрота отходит, то быстро наступает облегчение.  Но сальбутамол, который любят давать больным костариканские врачи, не лечит воспаление и не укрепляет организм, а лишь насильно расширяет бронхи.  Поскольку воспаление продолжается, через короткое время удушье повторяется.  А самые опасные в данном случае – гормональные препараты; они действуют как раз наоборот: понижают сопротивляемость организма и таким образом провоцируют повторные заболевания.

Интервью с Александром Лотаревым в очередной раз подтвердило давно устоявшееся мнение о высоком профессиональном и интеллектуальном уровне наших соотечественников, проживающих в Коста Рике.   А Саныча можно спокойно выдвигать на министерскую должность.  Его знания и умения могли бы пригодится многим.

Комментариев нет:

Отправить комментарий