Газета русской общины в Коста-Рике - Periódico de la comunidad rusa en Costa Rica

На этих страницах вы можете почитать много интересных и познавательных статей об этой замечательной маленькой стране - Коста-Рике - и о жизни здесь наших людей.

En estas páginas ustedes pueden leer muchos interesantes artículos sobre la gente rusa en Costa Rica y las noticias de Rusia.

четверг, 2 августа 2012 г.

ГАЗЕТА № 47. Июль 2012. Статья 4. НАШ ЧЕЛОВЕК В КОСТАРИКАНСКИХ СМИ


Лазаро Мальварес – кубинец, выпускник Московского государственного института международных отношений, журналист.  Прекрасно владеет русским языком.  Волей судьбы он оказался в Коста-Рике и устроился работать на телевидение.  Теперь Лазаро – директор теленовостей на 7-ом канале «Телетика», руководит большой группой журналистов и операторов.  Он уверяет, что хотя работа и неспокойная, но зато интересная и увлекательная.  Пользуясь многолетней заслуженной репутацией и значительными ресурсами этого крупнейшего в стране частного канала, костариканские журналисты по главе с Лазаро не ограничиваются простой констатацией ежедневных бытовых событий, а идут вперед – разоблачают коррупцию, хищения и махинации в государственных  и частных структурах.  Мальварес уверяет, что все их материалы основаны на 100% проверенных и перепроверенных данных.


Среди выпускников советских и российских Вузов оказывается немало людей самых разных национальностей.  На этот раз хотим рассказать о сыне острова Свободы, которому, конечно, было нетрудно освоиться в Коста-Рике.  Благом было уже то, что  язык учить не пришлось.  Но успех в профессиональной деятельности ему отнюдь не был гарантирован. Ведь, мы все знаем, как относятся костариканские власти к кубинцам.

-  Господин Мальварес, как вы смогли обосноваться в Коста-Рике? Ведь кубинцам сюда «вход строго запрещен»? 

-  Действительно, кубинцам запрещен въезд в большинство стран мира, так как мы считаемся потенциальными дезертирами.  Но я не собирался дезертировать, а в Коста-Рике оказался случайно.  Я закончил МГИМО в 1987 году, у меня была русская жена, и я собирался жить и работать в Москве.  С 1988 по 1993 год сотрудничал в издательстве “Prensa Latina”.  Потом, может быть, возвратился бы на родину, у меня были разные варианты.  Но как раз в это время моя сестра со своим мужем решили эмигрировать на запад.  Они были служащими довольно высокого уровня в кубинском посольстве в Москве.  Естественно, этот поступок вызвал крупный политический скандал, который отразился и на мне.  В один момент я, без вины виноватый, оказался «невозвращенцем».  Так случилось, что в это время меня пригласили на международный фестиваль, который проходил в Коста-Рике.   Я этим воспользовался и попросил убежища, мотивируя это политическим преследованием.  Коста-Рика не отказала мне в этой услуге, так я и оказался в этой гостеприимной стране.

-  Да, политика – вещь часто неприятная.  Но в вашем случае, «не было бы счастья, да несчастье помогло».

-  Но  в Коста-Рике я не собирался оставаться, моя мечта, как и  многих, была пробираться дальше, в США.  А пока суд да дело, нанимался на любые работы: продавал овощи на базаре, красил заборы, перевозил строительные материалы.  Но потом, поскольку в США попасть так и не удалось, начал искать работу по специальности.  Сначала устроился на 4-й канал телевидения, а потом мой друг Игнасио Сантос, тоже кубинец, мне помог получить работу на 7-м канале, самом главном телевизионном канале Коста-Рики.  А потом и жена приехала ко мне из Москвы.  

-  Как вам помогло московское образование в работе на костариканском телевидении?

-  Тут ситуация очень отличается.  После советских СМИ мне пришлось полностью менять стиль своей работы.  Конечно, в демократической стране есть больше свободы, она даёт журналисту обширное поле действия. Но опасность в том, что часто эта свобода переходит в распущенность, отсутствие всякой этики.  Как человек воспитанный в высоко этичной атмосфере старой Москвы, я и тут стараюсь поддерживать этот стиль и всеми силами сопротивляться «желтизне» и разнузданности, которой часто грешит западная пресса.  Наши журналисты всегда стремятся быть ответственными за свои слова.  Опасность тут в том, что можно легко допустить ложные обвинения и обесчестить какого-нибудь достойного человека.  Этого журналисту уже не прощается.  

-  Не устаете на такой нервной работе, как телевизионные новости?

-  Да, работа очень напряженная, мы делаем четыре выпуска новостей каждый день.  Нужно очень быстро принимать сотни решений, ответственность большая.  Но зато это очень эмоциональное занятие, каждый день возникает что-то новое, не соскучишься.  

-  Вы работаете только в теленовостях?

-  Нет, я еще веду спортивные передачи на радио и телевидении: “Fútbol por Dentro” (FXD) – “Футбол изнутри», а также передачи о боксе.  Бокс – мой любимый вид спорта и я им сам регулярно занимаюсь.


-  А вы не общаетесь с другими выпускниками российских вузов?  У них же в прошлом году была очень большая встреча.

-  Я бы с удовольствием ходил на все эти встречи, но, к сожалению, не могу их посещать по семейным обстоятельствам.  Дело в том, что моя вторая жена скончалась после родов, оставив мне пару близнецов.  Сейчас им по пять лет, и я стараюсь все свободное время уделять им, так как я у них – единственный родитель.  Поэтому, всегда извиняюсь и не хожу ни на дни рождения, ни на корпоративные праздники.  

-  Кое-кто уверяет, что костариканские СМИ слишком «беззубые», конформистские, не борются с острыми социальными проблемами в стране, с хищениями государственных средств, коррупцией.

-  Ну, это не совсем так.  У нас на повестке дня всегда стоят несколько злободневных сюжетов и направлений.  Но, как я уже сказал, мы не в коем случае не можем спешить, обвинять кого-то, не проверив до этого всю его «подноготную».  Наш исследователь Грейвин Мойя постоянно ездит, изучает, расспрашивает сотни людей и рассматривает сотни документов.  Иногда бывает, что вот-вот попадется «на крючок» какой-нибудь взяточник или врач-шарлатан, обманывающий народ, но в самый последний момент всё дело срывается:  или обвиняющий документ оказывается фальшивкой, или ключевой свидетель пугается и отказывается помогать...  Уже не говоря о наркотрафике. Тут найти желающего заявить на главаря банды совершенно невозможно, ведь речь идет о жизни или о смерти.  Поэтому, при всём нашем желании, мы не всегда можем сделать остросюжетный разоблачающий материал.  Но вот безобразия, допущенные при строительстве северной дороги, которая должна пройти по границе с Никарагуа, мы осветили со всеми подробностями.

-  Да, нужно вас поздравить с большим успехом, тут «Телетика» оказалась на высоте.  

-  Правда, первые сигналы о разбазаривании казённых средств дали сами правительственные служащие.  Но, потом, Грейвин развил эту тему во всю ширину и глубину. День за днем ездил на реку Сан-Хуан, месил там грязь сапогами, беседовал с местными жителями, преследовал уклоняющихся от ответа директоров подставных «строительных фирм», у которых в действительности не было ни капитала, ни оборудования для работы.  Также было обращено внимание и на большой вред, нанесенный природе, особенно при рубке деревьев ценных пород.  Но эта история еще не закончилась, дорога продолжает строиться такими же беспорядочными методами, так что посмотрим к чему все это приведет.  

-  А что вы можете сказать о планах Никарагуа по строительству трансокеанского канала?

-  По всему похоже, что они действительно предпринимают строительство этого канала.  Однако существуют мнения, что этот канал вообще невозможно проложить по реке Сан-Хуан, так как для этого придется поднимать из океана огромные массы воды.  Но я не специалист, так что об этом судить не могу.

-  Еще один вопрос, который я давно хотела задать кому-либо из костариканских журналистов.  Почему вы никогда не освещаете важные события, связанные с Россией, игнорируете визиты важных государственных лиц в страну?

-  Нет, в действительности, мы не игнорируем визиты российских деятелей, мы часто просто не в состоянии вывести на экран теленовостей все многочисленные события, происходящие в один день.  Поймите меня правильно:  у нас всего семь камер, и каждый день я должен решить, куда их послать:  или снимать пожар в бедном районе, уничтоживший целый квартал домов, или интервью с депутатом Национальной ассамблеи о только что принятом особо важном законе, или о чём-либо еще таком же значимом для страны.  Поэтому визит, например, замминистра иностранных дел Монголии или министра культуры Израиля может остаться за бортом.  Я ничего не имею против России, а, наоборот, я ей очень благодарен за предоставленную мне возможность выучиться там и получить профессию, ведь в Москве я провел лучшие годы своей жизни.

-  В таком случае, если предоставится возможность, мы просили бы Вас освещать важные события, связанные с Россией в программах новостей,  и от имени читателей желаем Вам дальнейших успехов.




Комментариев нет:

Отправить комментарий