Газета русской общины в Коста-Рике - Periódico de la comunidad rusa en Costa Rica

На этих страницах вы можете почитать много интересных и познавательных статей об этой замечательной маленькой стране - Коста-Рике - и о жизни здесь наших людей.

En estas páginas ustedes pueden leer muchos interesantes artículos sobre la gente rusa en Costa Rica y las noticias de Rusia.

среда, 26 декабря 2012 г.

ГАЗЕТА № 52. Декабрь 2012. Статья 3. ГОСТЬ НОМЕРА. Франциско Пьедра – человек, преданный музыке

Франциско Пьедра с раннего детства пел и играл на музыкальных инструментах.  Самой заветной мечтой его было – поехать куда-нибудь за границу, чтобы совершенствоваться в искусстве.  Он долго учился: сначала в Консерватории Кастелья, затем в Университете Коста-Рики, где специализировался по курсу фортепьяно.  Наконец, его мечта сбылась: когда ему было 18 лет, он получил направление на учебу в Россию.  «Попасть в Московскую консерваторию было  для меня пределом мечтаний!»  Но его профессиональный уровень был недостаточно высок, поэтому после подготовительного факультета сначала послали в институт Гнесиных, где он учился 4 года, а затем он смог поступить на основной курс в Консерваторию и, в общей сложности, проучился в Москве 10 лет.  В настоящее время Франциско возглавляет кафедру музыки в Национальном университете заочного обучения.  Он считает, что уровень профессиональнoго мaстeрcтва в Коста-Рике сейчас намного выше, благодаря выпускникам российских вузов.  Но существует и немало проблем, над которыми надо работать.





Франциско Пьедра часто приходит на культурные мероприятия в посольство России в Коста-Рике, чтобы украсить торжествa своей чудесной игрой на фортепьяно.  Он настолько простой и нетребовательный человек, что даже при расстроенном инструменте не возражает и не устраивает скандала, как бывает с другими артистами высокого уровня.  А на недавнем праздновании Дня народного единства иcполнил такую зажигательную пьесу, что все пустилиcь в пляс!


-  Франциско, почему вы решили стать музыкантом, наверное, были какие-то семейные традиции?


-  Да, мой отец был музыкантом, играл на фортепьяно и на других инструментах, преподавал музыку, а мать пела.  В нашем доме всегда стояло пианино, и я с раннего детства любил петь.  Когда приходили гости, мама просила меня петь для них популярные песенки, и я с удовольствием выступал.  Мои старшие братья тоже играли и пели.  Мне всегда очень нравилась музыка и я мечтал стать музыкантом, до поступления в школу уже научился читать ноты и решил, что буду пианистом.


-  Свое начальное образование вы получили в Консерватории Кастелья?


-  Да, но сначала я учился в обычной школе, там пел в хоре.  А в Кастелью поступил в 7-й класс.  Консерватория Кастелья – одна из старейших и уникальных школ в Коста-Рике, была основана в 1953 году.  Хотя она называется «консерватория», но туда принимают детей начиная с первого класса и кончая одиннадцатым.  Кроме общеобразовательных предметов, они там учатся музыке, изобразительному искусству, театру, балету.  У школы есть свой оркестр и собственный театр, каждое утро множество автобусов свозят туда детей со всей центральной части страны и они там находятся до вечера, с «продленным днем», причем за очень умеренную месячную плату.  Вдохновитель, основатель и директор консерватории Арнольдо Эррера, по профессии музыкант и дирижер, в течение более 40 лет прививал своим подопечным  чувство прекрасного, самодисциплину и свободный дух творчества.  В течение всех этих лет школа функционировала как получастное заведение.  В 1996 году Дон Арнольдо скончался, и его сын Серхио, тоже дирижер, попытался продолжить его работу.  Однако вскоре начались скандалы и кризисы, и сейчас школа перешла в руки государства.  Она пока является единственной в стране школой такого рода.  Мы учились там вместе с Эдди Морой, закончили в один год, он тоже выпускник Московской консерватории.


-  Да, Консерваторию Кастелья называют «питомником талантов».  Очень много знаменитых музыкантов, скульпторов, художников и артистов вышло из её стен.  А где вы учились после этого?


-  Еще будучи студентом Кастельи, я уже начал ходить в Университет Коста-Рики на курсы, а после окончания школы поступил туда на музыкальный факультет по специальности фортепьяно.  И проучился два года.  Но у меня всегда была мечта уехать куда-нибудь далеко и совершенствоваться в искусстве, так как я понимал, что уровень музыкального образования в Коста-Рике в те годы был довольно низким.  Кроме того, мне очень хотелось поездить по миру, изучить разные иностранные языки, мне всегда нравились языки, сейчас я говорю по-испански, по-русски, по-английски и по-французски.  И вот, когда мне было 18 лет, в один прекрасный день я получил сообщение: мне дают направление на учебу в Советский Союз.  Несмотря на известные предубеждения против социалистического строя, я прекрасно понимал, что музыкальное образование в России было очень хорошим, много костариканцев закончили там вузы, поэтому я был очень рад и воодушевлен.  В Москвe меня встретил Эдди Мора Oн уехал в СССР за год до меня. 


-  В каком году вы начали учиться в Москве? Какой была наша страна в те годы?


-  Я приехал в 1984 году, тогда главой страны был К. Черненко.  Но вскоре он умер, и ему на смену пришел М. Горбачев - началась перестройка.  Мне выпало жить в России в годы всех этих социально-экономических изменений и рассказывать об этом можно целый день, но, думаю, вы и без меня всё это знаете.  Но нам студентам экономический кризис в России был на руку, так как курс доллара на черном рынке постоянно рос, и мы на небольшие деньги, которые нам присылали родители, могли покупать себе вкусную еду, ходить по театрам и путешествовать по России и другим странам Европы.  Я воспользовался этой возможностью и во время каникул посетил Ленинград, Крым, побывал в Финляндии, Чехословакии, Германии, Швеции, а во Франции был пять раз!  Даже выступал там в концертных залах.  Там я выучил французский язык.


-  А как вы перенесли знаменитый «культурный шок»? Ведь все иностранные студенты сначала отказываются от еды, потом замерзают, потом мучаются, стараясь освоить русский язык...


-  Нет, для меня главным шоком был тот высочайший уровень требований, которые мне предъявили в музыке.  В Московской консерватории все были намного лучше меня, это были настоящие «чудовища» по виртуозности владения инструментом, своему артистическому уровню, глубине восприятия и выражения чувств.  Ведь то, чему я научился в Коста-Рике, не доходило даже до одного процента того, что от меня требовали в Москве!   В первый год моей учебы я в основном изучал язык и знакомился с консерваторией, а со второго года меня послали учиться в Училище Гнесиных – это второе по значению после консерватории музыкальное учебное заведение в Москве, тоже очень старое и знаменитое.  Но оказалось, что все места в общежитии были заняты, и тогда меня хотели послать учиться в Ленинград.  Но меня это не устраивало, я хотел оставаться в Москве и только в Москве!  Никто не мог за меня вступиться, ни папы, ни мамы, ни переводчиков не было рядом, тогда я осмелился и пошел сам на прием в Министерство культуры.  Хотя и умирал от страха, но вошел в кабинет и на ломаном русском языке (я ведь только-только начал кое-как объясняться!) выразил тому крупному деятелю, чего именно хотел.  Тот поразился моей решимости, смелости и большому желанию учиться у лучших профессоров.  А я был очень горд, что несмотря на свои ограниченные возможности, смог за себя постоять.  Через несколько дней мне сообщили, что место в общежитии нашлось.  Я так обрадовался, что выбежал на улицу и прыгал по Арбату, как кенгуру!  В Институте Гнесиных я проучился четыре года, а уж потом смог поступить на первый курс консерватории.  Было очень трудно, но я очень старался, занимался каждый день по много часов.  Не все профессорa были любезны. Помню, одна преподавательница, когда ей не понравилось мое исполнение, саркастически посоветовала мне возвратиться в свою теплую страну и отдыхать на пляже под пальмами, чтобы так не мучиться в далекой России и не мучить других своим отвратительным исполнением...  Но когда она садилась за инструмент и так прекрасно играла, все мои обиды тут же забывались. В общей сложности я проучился в России десять лет.  Потом смог с помощью одной подруги снять отдельную квартиру в самом центре Москвы, на улице Горького, напротив Центрального телеграфа.  Я жил очень хорошо в России, стипендии мне хватало, иногда подрабатывал, а когда закончил учиться,  привез с собой в контейнере полуконцертный рояль «Эстония». 


-  А где вы работали после окончания учебы?


-  В основном на преподавательской работе.  Сначала в своей родной Консерватории Кастельи, затем в Университете Коста-Рики и в Национальном университете – давал отдельные курсы.  А с 2001 года я уже на полной преподавательской ставке в Национальном университете заочного обучения.   Сейчас меня назначили директором музыкального факультета, мы работаем по договору вместе с Национальным музыкальным институтом (раньше назывался «Молодежный симфонический оркестр»).  Наши студенты почти все предметы проходят заочно, по интернету, но классы инструментальной игры, конечно, должны получать лично.  Те, кто живет далеко, вынуждены снимать жильё в Сан-Хосе.  Среди студентов есть и иностранцы из Сальвадора, Гондураса и других стран.  У меня в последнее время почти нет студентов по фортепьяно, только аспиранты, которыми я руковожу при подготовке диссертаций и выпускных концертов.  Также читаю курс «Преподавательской практики».  Сочетаю преподавательскую работу с композиторской, я написал несколько пьес для духового квинтета, также сочинил гимн нашего UNED.  В свободное время увлекаюсь написанием поэзии, которую мечтаю когда-нибудь положить на музыку.  Написал музыку для стихов Хорхе Дебраво и Вирхинии Грютер. 


-  Какие главные заслуги и проблемы музыкального образования вы можете назвать в Коста-Рике?


-  Музыкальное образования в Коста-Рике в последние годы – это очень требовательная среда.  Главные заслуги здесь за теми коллегами, которые как и я, закончили свое образование в других странах.  Эдди Мора, Александр Склютовский и другие – значительно поднимают сейчас уровень исполнительского мастерства.  Здесь перед студентами стоят много профессиональных трудностей, но также есть и много возможностей.  Также много чего не хватает для нормальной работы.  Что касается музыкальной теории, здесь ни один университет не готовит студентов по этой специальности, нет никаких научных исследований.  Также не хватает хорошей координации между музыкальными факультетами различных университетов и училищ.  Нет настоящих долгосрочных планов, а без этого мы не можем выстраивать свою работу на будущее.  Нет профессиональной камерной музыки, лишь большие оркестры и хоры; маленькие же коллективы обречены выступать лишь на частных культурных мероприятиях.  Что касается фортепьянной игры, могу заметить, что остро не хватает аккомпаниаторов, так как всё обучение в течение долгих лет было нацелено на подготовку солистов, и эта область работы оказалась не отмеченной вниманием и непрестижной.


-  А как исполнителю, какие композиторы вам больше по душе?


-  Больше всего люблю романтиков: Шопена, Шуберта, Листа.  Но вообще мне нравится любая музыка, даже джаз, также музыка современная.  Меня привлекает русская народная музыка, хотел бы выучить и играть побольше разных пьес и песен.  
 
-  Большое спасибо, Франциско, за ваш интересный рассказ.  Надеюсь, мы еще встретимся, чтобы вместе попеть русские песни!


Франциско в Париже 




Комментариев нет:

Отправить комментарий