Газета русской общины в Коста-Рике - Periódico de la comunidad rusa en Costa Rica

На этих страницах вы можете почитать много интересных и познавательных статей об этой замечательной маленькой стране - Коста-Рике - и о жизни здесь наших людей.

En estas páginas ustedes pueden leer muchos interesantes artículos sobre la gente rusa en Costa Rica y las noticias de Rusia.

понедельник, 25 февраля 2013 г.

ГАЗЕТА № 54. Февраль 2013. Статья 5. ГОСТЬ НОМЕРА. Доктор Пабло Ортис уверяет, что костариканские индейцы «помнят», как они переходили через Беренгов пролив. (1-я часть)




Пабло Ортис окончил Винницкий Медицинский институт и по возвращении на родину решил поселиться в районе Кото Брус, на границе с Панамой.  Последние  10 лет он имеет дело с индейцами племени «Ньёбе», которых не только лечит, но и учит, и оберегает, то есть заботится о них, как о собственных детях.  Никто, кроме Пабло, не знает лучше их культуру, привычки, поверия и мировоззрение.  Пабло стал настолько близким другом индейцев, что они регулярно приглашают его на все свои праздники и церемонии.  На одной из этих церемоний Пабло узнал нечто такое, что повергло его в невероятное изумление: из поколения в поколение передаётся в их генетической памяти информация о зрелище, которое могли видеть их далёкие предки тысячи лет назад.  Как человека и гуманиста, Пабло огорчает бедственное положение индейского населения: у них нет ни дорог, ни питьевой воды, ни электричества, ни нормального жилья, не говоря уже об оплачиваемой работе... Он считает это дескриминацией и халатностью со стороны костариканских властей.

Пабло Ортис живет в 5 км от г. Сан-Вито, на крутой горе, ведущей на горный массив Таламанка.  Дом его окружен густыми джунглями, каждый день к нему на террасу приходят обезьяны «карибланка», еноты, броненосцы, прилетают колибри, оропендолы и бабочки.  Его уникальный просторный трехэтажный дом построен без стен, есть лишь пол и крыша, и, как это ни удивляет его друзей из других стран, его гостиная, кабинет и столовая открыты со всех сторон.  «Зачем мне стены? – удивляется Пабло. – Ведь температура здесь никогда не опускается ниже 20 градусов тепла!» (Правда, когда мы были там и засиделись за полночь, празднуя «конец света» 21 декабря, на круглом настенном термометре стрелка показывала + 17).

-  Пабло, почему Вы решили поселиться в таком отдаленном районе? Вам не скучно жить в лесу?

-  Мне скучать некогда.  Работы всегда много, а когда прихожу домой, я снова окружен людьми, ведь у меня почти круглый год гостят студенты из разных стран мира.  Они приезжают на стажировку, которую я организовал для студентов-выпускников медицинских вузов. Это как «туризм наоборот»: тут они видят не красивые парки и музеи, а бедные хижины индейцев и жалкие грязные бары на границе с Панамой.  В течение стажировки они учатся замечать и воспринимать все эти социальные проблемы населения и вырабатывать методы работы для их преодоления.  А вообще, я не родился в лесу и не принадлежу к крестьянскому роду.  С детства жил в городе Картаго, а мои родители были довольно зажиточными людьми. Отец занимался коммерцией, благодаря чему я и смог сначала поехать на учебу в США, где закончил среднюю школу, а потом в далекий Советский Союз, где провел безбедно более 10 лет, да и по Европе удалось поездить.  Я горжусь своими предками. Не смотря на свое высокое положение в обществе, они не зазнавались, очень уважительно относились ко всем людям, даже к самым бедным.  В нашей семье было запрещено называть домработницу «прислугой», а только «маминой помощницей», и так во всем.  Хотя, если признаться, в 18 веке они имели черных рабов,  о чём я узнал из одного старинного семейного документа о наследстве.  Может быть, поэтому я сейчас и стараюсь «замолить грехи» и помочь всем цветным и индейским жителям страны, чтобы восстановить справедливость. 

А поселился я в этой зоне по совету одного друга. Когда я с семьей вернулся на родину после учебы, мне хотелось жить спокойно, в чистой среде, с хорошим климатом, близко к лесу.  Кроме того, в этой зоне с прошлого века поселилось много итальянцев, и меня очень привлекало их общество, особенно их кухня, а я люблю вкусно поесть!  Сначала снимал дом в городе Сан-Вито.  Однако моей жене не понравился этот вариант.  Мы жили семьей уже довольно долго, еще с Украины.  Однако тут наши пути быстро разошлись, и я думаю, не только из-за места проживания. 

-  Когда Вы поселились в Кото Брусе, Вы сразу начали работать с индейским населением?

-  Нет, первые годы я работал на скорой помощи и был очень доволен:  каждый день оперировал, спасал людей, обслуживал рожениц.  Я знал, что где-то рядом жили индейцы, но мне редко приходилось сталкиваться с ними напрямую.  И только когда в 2003 году меня назначили директором районного отдела здравоохранения, я узнал как много заболеваний мучает этих людей, какая у них высокая детская смертность, малая продолжительность жизни.  Кроме того, мне стало известно, что наш район был на последнем месте в провинции по качеству работы, которая определяется в баллах по специальной оценочной шкале.  Прежде всего, я стал налаживать работу среди коллег-врачей.  Узнал, что только один из них все время ездил на курсы повышения квалификации, а остальные не имели такой возможности, что было, конечно, совершенно несправедливо.  Чтобы стимулировать людей, я обещал им, при условии повышения качества работы, посылать их на различные профессиональные курсы.  Люди, в основном молодые врачи, откликнулись на это предложение, и через год наш район уже добился 90% высокой оценки.  В результате Костариканская касса социального страхования (CCSS) выделила нам значительные средства, которые мы потратили на приобретение нового медицинского оборудования и мотоциклов для передвижения обслуживающего персонала по окрестным селениям.  Больных стали лечить более внимательно, ставить диагнозы и давать лекарства более точно, принимать их в кабинете более пунктуально.  Но индейцы по-прежнему болели и умирали, особенно те из них, кто ежегодно приходил из Панамы на уборку кофе. Тогда я понял, что если мы будем продолжать лечить их традиционными методами, то никогда не добьемся улучшения.  По своим частым посещениям индейской территории я уже в принципе знал, какие главные беды мучают этих людей и сел составлять комплексный план работы.  Не зря я учился в СССР, где хорошо уяснил, что такое «профилактическая медицина», ведь намного легче предотвратить заболевание, чем его потом лечить.  Но для осуществления задуманного нужны были деньги и немалые.  Тогда я поехал в Сан-Хосе.

-  Думаю, что не каждый врач взялся бы бороться за права угнетенных... И куда же Вы сначала обратились?

-  Я обратился прямо в офис Защиты прав человека, и мне дали возможность организовать там совещание по проблемам населения нашего района.  На этом совещании я познакомился с Розалин Борланд, американкой, которая работала в «Форуме эмигрантов» как представитель Международной организации по миграции.  Она обещала помочь мне, но я, конечно, имея опыт общения с костариканцами, и  не думал, что она выполнит своё обещание. Однако, эта американка оказалась ответственным человеком.  И вот однажды, это было в 2007 году, она мне сообщила, что мой проект был принят к участию в ежегодной Ярмарке при Международном банке развития в Вашингтоне.  Он назывался «Комплексная медицинская помощь среди высоко подвижного индейского населения».  Хорошо владея английским языком, я представил свой проект неоднократно перед разными посетителями ярмарки и, о чудо! оказался победителем среди множества представителей из разных стран мира.  Это означало выделение нам солидной суммы для реализации проекта.  Мой план был направлен, прежде всего, на просвещение и обучение индейцев по семи направлениям: личная гигиена, мытьё рук, изгнание кишечных паразитов, предупреждение кишечных инфекций, предродовой контроль, предупреждение и лечение туберкулеза и лейшманиоза.  На деньги гранта мы приобрели для наших поликлиник новейшее медицинское оборудование для первичной диагностики, которым очень легко пользоваться. В  каждой поликлинике у нас есть свой аппарат ЭКГ, стиральная машина. Купили автомобили для врачей, так как расстояния тут далекие, и не у всех есть собственный транспорт.  Я считаю, что посылать медработника ехать на автобусе – это унижение.   После этого мне еще предоставили гранты разные международные организации, и наша работа с индейцами стала очень знаменитой.  

Всего в районе под моим началом работают 8 поликлиник и более 40 «домов здоровья» в маленьких поселках, где мобильная группа медработников принимает население один раз в месяц.  На большей части территории в основном живут обычные «белые» костариканцы или, как их называют индейцы, «латинцы».  С ними хлопот не так много, хотя уровень бедноты тоже высокий.  Недавно была организована массовая постройка жилья на государственные «бонусы» с привлечением собственной рабочей силы, так строительство вышло намного дешевле. 

-  Хотя постройка жилья к медицине и не относится, но косвенно тоже влияет на здоровье людей.  И каковы результаты всех ваших хлопот?  Люди стали болеть меньше?

-  Нам бы этого хотелось, но выполнить все проекты оказалось гораздо труднее, чем распланировать, особенно что касается индейского населения.  Ведь индейцы живут в своем собственном мире.  Они не признают государственных границ, идут целыми семьями на уборку кофе в Коста-Рику из Панамы, а когда их просят показать документы, обижаются: «Мы здесь ходили тысячи лет, пока вы не придумали разделить нашу землю какими-то границами!»  Пришлось разрешить им переходить границу свободно, хотя если они платят 30 долларов за официальное разрешение, то потом имеют право на медицинское обслуживание в наших клиниках.  В противном случае, могут рассчитывать только на неотложную медицинскую помощь.  Но у кого же из них найдется такая «огромная» сумма денег!  В этом году, например, более 4 000 человек перешли на сторону Коста-Рики.  Причем с каждым годом всё большее их число остается тут навсегда, так как заработки и условия жизни тут гораздо лучше.   

На границе между Коста-Рикой и Панамой, в поселке Рио Серено, мы недавно организовали Центр здоровья EBAIS, куда направляем всех иммигрантов. Это единственное в своем роде заведение, где плечом к плечу работают костариканские и панамские врачи и медсестры, которые ставят вновь прибывших на учет, берут у них кровь на малярию, делают прививки детям.  В данный момент мы уже почти искоренили малярию. Если вдруг в какой-либо пробирке обнаруживается паразит, мы моментально локализуем человека, на какой бы плантации он ни находился, и назначаем бесплатное лечение. 

А внутри индейской территории, которая располагается в 10 км от Сан-Вито, мы сейчас строим большой капитальный EBAIS, который будет обслуживать 1 500 человек.  Месяца через два он уже будет готов. Это совершенно необычная поликлиника - в индейском стиле.  Вместо прямоугольных построек, которые можно увидеть в любом уголке страны, мы строим 6-гранные «аилы», в каждом таком домике будет располагаться одно отделение: в одном – врачебный кабинет, в другом – регистратура, в третьем – процедурный кабинет и так далее.  Будет один модуль, предназначенный для «традиционного врача», то есть индейского лекаря, а позади – огород с лекарственными травами.   И все эти постройки мы покрасим в яркие цвета, типичные для индейской культуры.

-  А как вы боретесь с кишечными заболеваниями?

-  Это одно из главных направлений нашей работы.  Ведь если эти люди будут продолжать пить из загрязненной речки и есть немытыми руками, никакие в мире лекарства не спасут их от кишечных инфекций, а от них умирают большинство маленьких детей в индейских поселках.  Я стал им объяснять, что вода в реке нечистая, что надо ее кипятить.  Но они наотрез отказались.  Я не мог понять, почему такое упорство.  Наконец получил ответ: «Воду кипятить нельзя, потому что она живая!»  Тут уж у меня, впрочем не в первый и не в последний раз, «крыша поехала» от таких ответов.  Решил принести в индейский поселок микроскоп и показать им, какие «чудовища» плавают в воде, которую они пьют.  «А-а-а-а!  Значит вода больная!» - сообразили индейцы.  «Да!!! Больная!» - обрадовался я, что они всё-таки поняли.  - «И вот эти микробы и амебы убивают ваших детей!»  - «Значит, воду надо лечить!» - до конца поняли они.  – «Точно! Вот вам хлорка, три капли на литр воды, и всё в порядке».  Теперь на индейской территории детская смертность значительно понизилась, за последние 3 года умерло только два ребенка.  Среди тех же, кто мигрирует, страшно сказать, умирает 4% новорожденных!  Работать с ними значительно труднее, кроме того по причине их нелегального положения в стране. 

     (Окончание в следующем номере) 










 

Комментариев нет:

Отправить комментарий