Газета русской общины в Коста-Рике - Periódico de la comunidad rusa en Costa Rica

На этих страницах вы можете почитать много интересных и познавательных статей об этой замечательной маленькой стране - Коста-Рике - и о жизни здесь наших людей.

En estas páginas ustedes pueden leer muchos interesantes artículos sobre la gente rusa en Costa Rica y las noticias de Rusia.

понедельник, 2 декабря 2013 г.

ГАЗЕТА 61. Октябрь 2013. Статья 3. ГОСТЬ НОМЕРА. Выпускник Российского университета дружбы народов в борьбе за развитие карибского порта

Луис Варгас Арайя у своего хлебного дерева

Луис Варгас Арайя уехал в СССР в возрасте 17 лет.  Учился в Университете дружбы народов на инженерном факультете  по специальности «гидротехнические сооружения».  В Москве познакомился с Ивонн Лепе, они там поженились в посольстве Коста-Рики.  Вернувшись на родину, семья поселилась в городе Лимон.  Луис работает в порту в должности начальника Отдела надзора над проектами Инженерной дирекции порта, а Ивонн преподает в университете Коста-Рики.  Каждый на своем месте, вносят большой вклад в развитие карибской провинции, которая по всем показателям пока сильно отстает от других провинций Коста-Рики.

Правление Ассоциации выпускников устроило очередное собрание в просторном доме с красивым садом на берегу Карибского моря, где Луис живет со своей женой-чилийкой Ивонн. После собрания Луис согласился дать интервью «Русской газете».
  
- Луис, вы говорите, что уехали в Москву в 17-летнем возрасте.  Как же ваши родители отпустили подростка в такую даль ?

-  Да, правда, мама плакала, а когда пришел момент расставания, даже ушла и не захотела прощаться.  Ведь я впервые уезжал из родного дома, и сразу в такую даль!  Но в Москве мне сразу очень понравилось, я быстро привык к новому режиму и культуре.  Но больше всего я радовался, когда начал понемногу общаться на русском языке, и люди меня понимали.

-  Вы с Ивонн – инженеры. Наверное, учились вместе?

-  Мы учились на том же факультете, но не вместе.  Ивонн поступила в университет на год позже, чем я.  На летние каникулы я съездил на родину, а когда вернулся в Москву, познакомился с Ивонн.  Мы быстро сошлись и в 1984 году оформили брак в посольстве Коста-Рики в Москве.

-  А почему вы решили поселиться в Лимоне? Вы сами родом отсюда?

-  Нет, я родился и вырос в городе Пальмарес.  Когда мы вернулись на родину после учебы, это была первая работа, которую мне предложили, и я, конечно, не отказался.  Ведь работать на таком крупном предприятии как «Правление по администрации портами и экономическим развитием Атлантического побережья» (JAPDEVA по сокращению на испанском языке) – это огромная удача, тем более, работа была по специальности.  Ивонн тоже вскоре устроилась преподавателем в университет Коста-Рики, мы построили хороший дом, так что очень довольны жизнью в этой зоне.  Правда, климат тут тяжеловатый, но мы привыкли.  У нас две взрослые дочери. Одна стала врачом-психиатром, а вторая заканчивает юридический факультет. Обе учились в Университете Коста-Рики.

- Луис, а теперь расскажите, пожалуйста, о порте.  Нас очень интересует проблема экономического и социального развития Лимона, а порт – одно из его основных предприятий.

- С конца 19 века, когда была построена железная дорога между Лимоном и Сан-Хосе, на Карибском море начал действовать первый причал, который в 1904 году уже превратился в порт.  Он предназначался в основном для экспорта кофе и бананов.  В 1968 году порт был расширен и передан в государственную собственность, а в  1979 к нему прибавился также порт Моин, который находится в 6 км на северо-запад от Лимона.  Так сформировался Портовый комплекс Лимон-Моин (на испанском языке сокращённо CPLM), которым руководит JAPDEVA и через который проходит 80% грузов.   Он был и продолжает оставаться главными воротами страны, через которые ведётся торговля с восточным побережьем США, Европой и странами карибского бассейна.  

Порт Моин на сегодняшний день является самым крупным в мире портом по экспорту скоропортящихся продуктов: бананов, ананасов, маниоки, тыквы, дыни, арбузов и т.д.  Также здесь загружается 100% импортной нефти для внутреннего потребления.  А порт Лимон специализировался на загрузке и разгрузке контейнеров.  Когда я вернулся  в Коста-Рику, основные портовые сооружения были уже построены.  А я принимал непосредственное участие в их последующем развитии.  В те годы Коста-Рика  сделала большой шаг вперед в портовом строительстве, установив здесь первый в Центральной Америке  контейнерный подъемный кран.  Для тех лет это была настоящая инновация, кран помогал разгружать с большой скоростью корабли-контейнеровозы.  Но эти дни технологического прогресса, увы, уже давно позади.  Сейчас Экономическая комиссия по Латинской Америке и Карибским странам (на испанском языке сокращённо CEPAL  )  поместила Портовый комплекс Лимон-Моин на 13-е месте в Латинской Америке по уровню TEUS (перемещенных 20-футовых контейнеров).  В порту работают два крана, поэтому часто случаются задержки с разгрузкой судов, за что надо платить большие штрафы.  Длина причалов – всего лишь 450 метров в Лимоне и 200 метров в Моине, а глубина моря у причалов – 10-11 метров; и хотя в 2009 году углубили нефтяной причал в порте Моин до 14 метров, этого совершенно недостаточно.  Поэтому крупные современные суда не могут заходить сюда.   

Порт Лимон, как я уже сказал, принадлежит JAPDEVA.  К сожалению, многолетнее давление экономически сильных групп (с целью увеличения своих прибылей), в сочетании с плохой администрацией JAPDEVA, привели к состоянию технологического отставания, в котором сегодня находится Портовой комплекс.  В данный момент я возглавляю Отдел надзора над проектами Инженерной дирекции порта.  И каждый день нам приходится бороться с этой десятилетней технической отсталостью и требовать от государства необходимой модернизации.

- Все критикуют эту организацию и называют ее тормозом прогресса в Лимоне. Кроме того, портовые рабочие то и дело устраивают забастовки!

-  Да, JAPDEVA все критикуют, это уже стало модно, но в действительности, никто не критиковал JAPDEVA больше, чем сам исполнительный директор, как настоящий, так и предыдущий.  Здесь надо подчеркнуть, что JAPDEVA всегда знала, сколько финансов в неё было необходимо инвестировать, чтобы избежать проблем переполнения порта и адекватно реагировать на потребности международной торговли.  Но, к сожалению, частные экономические интересы, замаскированные под разрешение общенациональных проблем, сделали невозможной реализацию этих решений.  Я также признаю, что внутри нашего учреждения имеется большое количество неразрешенных проблем.  Но я также считаю, что если работать и работать много, причем верить в достижение своих целей, можно этот «корабль» снова «пустить в плавание».  Что касается модернизации оборудования и инфраструктуры, то имея в распоряжении примерно 150 миллионов долларов, мы могли бы гарантировать стране, что в ближайшие 20 лет не будет никаких проблем.  А что касается человеческих ресурсов… тут тоже нужно усиленно поработать, начиная с пересмотра всего состава правления нашего учреждения.  

Много хлопот властям доставляет профсоюз портовых рабочих, SINTRAJAP.  Надо признать, что в прошлые годы они часто бастовали, иногда даже не понятно из-за чего, а также надо вспомнить, что кроме этого существовали и другие профсоюзы и все могли парализовать порт.  Для искоренения этого нужно, чтобы как администрация, так и профсоюз смогли развить свои взаимоотношения, чтобы вместе выработать ясный курс, по которому пойдет JAPDEVA.  Эта ситуация была бы очень желательна, однако в настоящий момент она не возможна из-за расхождения во мнениях относительно концессии портов.

- Вот как раз об этом я и хотела спросить Вас. Что вы думаете об этом проекте – построить новый гигантский порт с помощью голландской компании?

-  Технологическое отставание – это как раз тот основной аргумент, который использовали наши правители в последние годы, чтобы стараться доказать, что единственное возможное решение модернизации – это концессия CPLM.  Должен подчеркнуть, что для меня совершенно ясно: концессия – это неплохое средство для достижения своей цели, но проблема здесь в том, что в нашей стране концессии стали самоцелью.  Вот так, прикрываясь патриотическими лозунгами о национальных интересах, оправдывается передача отличного бизнеса из государственных рук в частные.  

Так как профсоюз портовиков был решительно против модернизации порта в Лимоне, было решено построить новый порт в 2,5 километрах на запад от порта Моин, в небольшом заливе.  В марте 2011 года, в результате торгов, концессию выиграла голландская фирма APM Terminals, которая готова инвестировать в этот проект рекордную для Коста-Рики сумму в миллиард долларов.  Новая гавань будет длиной в 1500 метров и глубиной в 15 метров, будет построено шесть причалов с 16 портовыми кранами.  Таким образом, порт сможет принимать крупные суда типа post-Panamax, которые перевозят до 8500 контейнеров, и обслуживать их в два раза быстрее, чем это делается сейчас.  Голландская фирма сможет эксплуатировать порт в свою пользу в течение 33 лет.  800 человек смогут получить работу на объекте в период строительства и 300 в период эксплуатации, а также будут созданы 1500 непрямых рабочих мест в городе.    

Всё это на первый взгляд выглядит прекрасно, как чудесная сказка.  Но мне, как специалисту, ясно, что этот проект представляет собой настоящую монополию: новый порт будет принимать исключительно контейнеровозы, то есть самый быстрый и выгодный тип грузов.  Все же другие корабли – сухогрузы или ролкеры – должны будут идти в старый порт, то есть, конкуренция здесь будет совершенно невыгодная. Клиент  лишится возможности выбора.  Портовые тарифы при этом вырастут в 4 раза!  Сейчас разгрузить один контейнер стоит $ 60, а в новом порту цена будет $ 246!  Это будет очень дорогая и невыгодная для страны концессия. 

Тут необходимо разъяснить некоторые идеи:

1 – С технической точки зрения, мне кажется это неплохой альтернативой;

2 – Правильность проведения тендера по приобретению этой концессии ставится под большое сомнение из-за количества и качества поправок, сделанных в контракте, а победитель был единственным участником и, естественно, оказался в выигрыше;

3 – Хотя экономические преимущества, которые привнесёт осуществление этого проекта в развитие региона, очень уж расхваливаются, существуют серьезные опасения по этому поводу. Неизвестно, что перевесит: количество создаваемые новых рабочих мест или старых, которые исчезнут;

4 – Что касается суммы предполагаемых инвестиций, следует разъяснить, что по подписанному контракту, этот миллиард долларов будет осваиваться в течение всех 33 лет, пока будет существовать концессия;

5 – Так же, как и другие концессии, действующие в стране, концессионер скажет, сколько именно он должен будет платить стране, так как в контракте не установлен никакой механизм, способный контролировать этот аспект;

6 – Не думаю, что сейчас подходящий момент для строительства этого проекта;

7 – Улучшив немного существующую инфраструктуру и приобретя необходимое оборудование в достаточном количестве для погрузки–разгрузки контейнеров, как я уже сказал, можно отложить лет на двадцать осуществление этого проекта, и таким образом будет гарантировано рациональное использование ограниченных ресурсов страны.

- А что касается JAPDEVA, осуществляет ли она сейчас какие-нибудь вложения в развитие портов?

- Да, хоть и с опозданием, сейчас делаются усилия по приобретению необходимого оборудования по перемещению контейнеров (портовой кран, тягачи, перевозчики и т.п.).  Также в области инфраструктуры имеется проект, который должен был быть осуществлён лет семь назад, на финансы Центрально-Американского банка экономической интеграции (на испанском языке сокращённо BCIE).  В порту Моин будет построен новый причал универсального предназначения длиной 300 метров и глубиной 14 метров, который сможет принимать суда типа Panamax. 

- Значит, скоро порт Моин полностью преобразится?
 
-  Планы JAPDEVA будут осуществляться по этапам, они рассчитаны на три года.  А строительство нового порта, по планам голландской компании APM, также должно осуществляться по этапам.  На первом этапе проекта будет построено два причала длиной в 300 метров и глубиной в 14 метров.  Строительство должно было начаться еще в сентябре месяце.  Но пока им не удалось приняться за дело, так как задерживается изучение вредного влияния на окружающую среду, обязательное по коста-риканским законам при любом строительстве.  Задуманная стройка будет такой крупномасштабной, что и предварительные исследования оказались чрезвычайно сложными. Для их осуществления Государственной технической дирекции по природной среде (на испанском языке сокращённо SETENA) пришлось задействовать десять организаций: Национальный университет, Университет Коста-Рики, Федеральный колледж инженеров и архитекторов, Государственный метеорологический институт и другие.  А пока суд да дело, SETENA решила 9 ноября произвести народные слушания в городе Лимоне в спортивном зале в центре города, с целью узнать мнение горожан о предстоящей стройке.  Поэтому в данный момент мы не можем быть уверенными, чем кончатся все эти грандиозные планы.





Комментариев нет:

Отправить комментарий