Газета русской общины в Коста-Рике - Periódico de la comunidad rusa en Costa Rica

На этих страницах вы можете почитать много интересных и познавательных статей об этой замечательной маленькой стране - Коста-Рике - и о жизни здесь наших людей.

En estas páginas ustedes pueden leer muchos interesantes artículos sobre la gente rusa en Costa Rica y las noticias de Rusia.

понедельник, 5 мая 2014 г.

ГАЗЕТА 67. Апрель 2014. Статья 4. ГОСТЬ НОМЕРА. Орландо Гарсия Вальверде: костариканец, влюбленный в русскую музыку


Ещё в молодости Орландо Гарсия увлёкся русской народной музыкой.  Он слушал, играл на гитаре и пел русские песни.  Недавно Орландо создал вокально-инструментальный ансамбль «Белые журавли», где собрал коста-риканских любителей музыки и научил их петь русские песни. Во время выступления на XIV Международном фестивале искусств, коллективом восхищалась как русская публика, так и коста-риканская.

Орландо Гарсия пригласил нас в свой просторный деревянный дом в центре Сан-Хосе, который построил еще его дед.  Все стены там завешаны хорошими картинами, фотографиями и афишами.

-  Дон Орландо, как вы познакомились с русской музыкой?

-  Я родился в культурной многонациональной семье, среди моих дедов были испанцы, французы.  Многие из них были писателями, поэтами, профессорами, певцами и артистами.  С детства я читал много книг, газет и журналов, слушал радио и пластинки с разнообразной музыкой, серьезно занимался игрой на гитаре, в совершенстве освоил испанский стиль фламенко.  Также играл и ставил театральные спектакли, снимался в кино.  В годы моей молодости по радио «Университет» часто передавали русскую классическую и народную музыку.  Фольклор мне нравился особенно.   Но ближе я познакомился с русской музыкой, когда жил в Москве.

-  А кто Вы по специальности?

-  По профессии я официальный переводчик, также артист и музыкант.  Изучал социальные науки, сначала в Университете Коста-Рики, а затем в Университете Мэриленда, США – на курсах по изучению Советского Союза, так как меня всегда интересовала эта страна.    Работал по дипломатической линии в Организации американских государств в Вашингтоне, писал статьи по искусствоведению в газету «Excélsior», также одно время был ассистентом Президента Коста-Рики, писал для него речи.  Много лет жил в Америке, потом в Испании, у меня была жена француженка, пожил два года в Ливане, Турции и на Кипре.  Говорю на многих языках.  Поэтому по возвращении на родину я занялся переводческой работой, у меня есть лицензия официального испано-английского и англо-испанского переводчика.   Написал я и издал словарь 1600 коста-риканских слов и выражений с их эквивалентами на классическом испанском языке и на английском.   Также издал лингвистические таблицы с русскими словами в переводе на разные варианты испанского языка.  У меня есть еще много планов для того, чтобы объединить все наречия испанского языка, на которых говорят в разных странах Латинской Америки, так как существующие различия часто приводят к недопониманию.    Я уверен, что этим должны заниматься не академики, а переводчики.  Театр и кино я тоже никогда не оставлял, это моя вечная страсть, хотя эта работа и не дает особого дохода.  С детства актерствовал, а будучи студентом, делал театральные постановки, в которых сам играл.  Играл роль Кардинала Ришелье в телевизионной постановке «Три мушкетера», снялся в одной из главных ролей фильма «Магдалена», который поставил Хавьер Гутиэррес, также сочинил музыку для этого кино.  В Мексиканско-коста-риканском фильме La Segua снялся, вместе с актрисой Бланкой Герра, в роли испанского цыгана и пел песни собственного сочинения.  Также играл в Национальной театральной компании в спектаклях «Una Aureola para Colón» и «Cyrano de Bergerac».

-  А каким образом вы оказались в Москве?

-  В те годы, когда я писал статьи на английском языке для газеты «Excélsior», меня вдруг пригласили работать ассистентом для вновь избранного Президента Родриго Карасо, хотя я никогда не был членом никакой политической партии.  И вскоре, когда консул в Москве за год до окончания срока отказался от этой работы, меня послали туда исполнять обязанности консула и посла.  Я проработал в Москве два года.  Тогдашний министр иностранных дел Фернандо Волио мне клятвенно обещал при свидетелях, что назначает меня на четыре года, но потом не сдержал своего слова.  Это были трудные времена, я работал в посольстве Коста-Рики только с секретарём.  Предыдущий посол, Луис Бараона, жил в роскошном особняке, который был предоставлен Коста-Рике советским правительством, но по окончании своей работы, он вернул это здание, так как в Коста-Рике в те годы начался сильный кризис и страна не могла оплачивать такое большое посольство.  Так я и оказался со всем хозяйством в двух маленьких квартирках, в одной жил, а в другой работал.  Тогда в СССР училось примерно 300 коста-риканских студентов, я должен был оформлять для них всякие визы и разрешения, даже поженил четыре пары, так как в мои права также входили и функции нотариуса.    Помню, когда впервые мне пришлось оформлять бракосочетание, я приготовил торжественную церемонию, попросил свою секретаршу Галю найти белую скатерть, сделал напиток типа испанской «сангрии».  Произнес им речь, в общем, всё прошло прекрасно, у всех дрожали руки от волнения, все прочувствовали серьезность момента.   Я вообще не люблю делать дела кое-как, мне нравится привносить в жизнь элемент театральности.  Тогдашний начальник Латиноамериканского отделения МИДа В.Н. Казимиров, бывший посол СССР в Коста-Рике, ко мне очень хорошо относился, дал мне разрешение на свободное передвижение, на посещение домов советских граждан и на свободный вход любых людей на территорию посольства.  Я этим разрешением широко воспользовался, в основном для того, чтобы давать приют коста-риканским студентам.  Ведь многие из них жили и учились в отдаленных районах страны, и когда им нужно было оформить какие-нибудь документы, им приходилось приезжать в Москву на несколько дней.  Я их оставлял ночевать в своей квартире или в посольстве, у меня постоянно гостило множество людей.  Я, к счастью, не был профессиональным дипломатом, поэтому подходил к международным отношениям с позиции космополита, у меня не было предвзятых понятий, я свободно общался со всеми на любые темы.    Так наладил хорошие дружественные отношения с дипломатами из других стран. 

В Москве я также сделал выставку фотографий и книг о Коста-Рике в Доме дружбы, это была первая и единственная выставка такого рода.  Один раз познакомился лично с Л.И. Брежневым, как раз за неделю до его кончины, а на его похоронах встретился с Андроповым и с Горбачёвым.  Даже имел честь сыграть одну партию в шахматы с самим Анатолием Карповым, он мне подарил и подписал свою книгу «Девятая вертикаль» (о своей знаменитой стратегии).

-  И Вы выучили русский язык очень хорошо?

-  Я начал учить русский язык еще в бытность студентом Университета Коста-Рики, познакомился с одним русским парнем, сыном эмигрантов, который приехал из Канзаса в Коста-Рику по студенческому обмену, он был первым, кто давал уроки русского языка в Коста-Рике.  В Москве мне много приходилось общаться на русском, так что я освоил язык на разговорном уровне, но в совершенстве не выучил.  Мне помогло знание русского языка сейчас, когда я решил петь русские песни, так как я знал, как правильно произносить слова и научил этому всех участников нашего ансамбля.

-  Как вам пришла в голову идея создать группу "Белые журавли"?

-  Я с друзьями и раньше всегда собирал вокальные группы, в основном, чтобы петь рождественские колядки.  А в этот раз я задумал такой проект с надеждой предложить его разным отелям, чтобы выступать перед туристами и широкой публикой.  Мы планируем петь не только русские песни, но и фольклор многих других народов мира.  Когда я узнал, что Россия будет почетным гостем Международного фестиваля искусств, то решил начать именно с русской музыки, хотя эта музыка самая сложная, думал, может быть, Россия нам выделит какое-нибудь финансирование.  Но оказалось, что вся русская программа была уже определена, так что нам пришлось удовлетвориться теми небольшими выплатами, которые предоставляет коста-риканское государство для участников фестиваля.  Нам этого хватило только на приобретение костюмов.  Зато организация фестиваля с нас потребовала столько разных оформлений, что это просто издевательство!  Я с этим решительно не согласен.  Судя по их правилам, могут участвовать только профессиональные зарегистрированные коллективы, а все самодеятельные или уличные артисты остаются за бортом!  Или должны искать каких-то посредников, за что платить немалые деньги.  Мы уже совсем было собрались платить, но тут вовремя появился Дмитрий Орданский со своим театром и нас спас, помог нам всё оформить бесплатно.  Русские народные костюмы мы частично шили сами, кое-что нам одолжила Марта.  Хотя русские друзья критиковали и упрекали меня в неточностях, я не согласился.  Театр – это не этнографическая выставка, я знаю законы театрального искусства, где всё – иллюзия, всё – символы и образы.  Если для костариканцев меховая шапка ассоциируется с Россией, значит, мы надели шапки, хотя, как нам разъясняли русские люди, в шапках дома никто не сидит.  Дмитрий даже критиковал меня за то, что я прикрепил к своей кепке розу; «должна быть гвоздика», сказал он.  Но я ему не поверил, и действительно, на многих русских картинках часто гармонист сидит с розой на кепке, правда, это чаще всего используется на свадьбах.  А для украшения на рубахах, мы приклеили бумажные тесьмы с напечатанным узором, имитирующим вышивку.  Я специалист в изготовлении всяких невероятных сценических устройств!

-  А как вам удалось так точно передать звучание?

-  Я очень люблю русские народные песни, я и раньше их пел под гитару на праздниках, много слушал, ходил на концерты.  Не только мелодии, но и слова мне очень нравятся, я их перевел в поэтической форме на испанский язык, мы также можем петь все эти песни и на испанском.  Я так глубоко чувствую поэзию Расула Гамзатова, что даже сердце болит за тех солдат, которые превратились в белых журавлей.  Думаю, что где-то в моих генах сидит и русская наследственность, только не знаю с какой стороны.  Репертуар я частично уже знал, а частично нашел по интернету.  Наш ансамбль собрался из старых и новых друзей, Ирэна Солано поет и играет на мандолине, флейте и балалайке, Алехандро Улате – профессиональный певец, Родриго Агиляр - прекрасный аккордеонист, Валентин Рамирес играет на контрабасе, я пою и играю на гитаре, дочь Ирэны Анджи Ловдэй - поёт и играет на ударных инструментах и на флейте, Стефано Дипадуа – ударник, а также, конечно, наша новая приглашенная русская участница Марта Рейн; все участники также подпевают хором.  Не все у нас обладают хорошими голосами, но это и не обязательно, ведь наш ансамбль не претендует равняться на Хор Пятницкого, мы, скорее, олицетворяем обычное домашнее искусство простых деревенских людей.  Мы начали репетировать с января месяца, и больше всего мне приходилось работать над ритмом.  Например, песня «По диким степям Забайкалья» звучит в ритме вальса, однако это не танец, а медленная и трагическая баллада, поэтому мне всё время приходилось «тормозить» музыкантов, иначе они бы превратили эту музыку в латиноамериканскую «сальсу»!  Наша коста-риканская музыка отличается большим богатством мелодии, иногда на протяжении всей песни мелодия меняется и ни разу не повторяется, зато ритм практически всегда тот же самый.  В русской музыке наоборот, мелодия всё время повторяется одна и та же, но ритм может то замедляться, то сильно ускоряться.  

-  А кто у вас пишет партитуры?

-  Обычно я не использую ноты, я воспитан на фламенко, а эта музыка играется и поется на слух.  Но в этом случае, для своих музыкантов мне пришлось искать ноты в интернете, особенно если нужно было менять тональность песни, приспосабливаясь под голос каждого из певцов.

-  Вы также использовали фотографии с русскими пейзажами, спроектированными на большом экране.

-  Да, это иллюстрации к песням, Ана Альварес нам помогает показывать их на экране.  Я много часов сидел и подбирал эти пейзажи, фигуры людей, лошадей и т.п.  Все должны были быть в одном стиле и одной формы, часто надо было компоновать несколько фотографий в одну.  На фото много коней, действительно, но это потому что они упомянуты в тексте.  Там только не хватает уссурийского тигра и медведя, так как в песнях их тоже нет!

-  Среди вас была одна русская певица…

-  Да, Марта Рейн.  Так как наш концерт посвящен России, мне хотелось пригласить какую-нибудь певицу из этой страны, в соответствии с моим музыкальным проектом «Musimundo». Она нам очень помогла, исполнила наиболее сложные композиции, она прекрасная артистка.  Но мы вместе репетировали очень мало, так как она к нам присоединилась только в марте месяце.

-  И какие у вас дальнейшие планы?

Хотим также подготовить программу по народной музыке Аппалачских гор, я её хорошо знаю.  Потом попробовать с музыкой Аргентины, Франции, Испании и других стран.  Может быть, сможем поехать на гастроли в другие страны, если представится такая возможность.  А мои личные планы на ближайшее будущее также включают поездку в США с целью прочитать им лекцию о жизни Дж. Кеннеди, так как я сам был свидетелем многих интересных событий, когда жил в этой стране.

-  Большое спасибо за интересный рассказ и желаем Вам успехов в осуществлении всех планов.






Комментариев нет:

Отправить комментарий