Газета русской общины в Коста-Рике - Periódico de la comunidad rusa en Costa Rica

На этих страницах вы можете почитать много интересных и познавательных статей об этой замечательной маленькой стране - Коста-Рике - и о жизни здесь наших людей.

En estas páginas ustedes pueden leer muchos interesantes artículos sobre la gente rusa en Costa Rica y las noticias de Rusia.

среда, 21 мая 2014 г.

ГАЗЕТА 68. Май 2014. Статья 4. ГОСТЬ НОМЕРА. Дильбар – всегда впереди

Фото:  Елена Королева

Дильбар Усманова с ранних лет была лидером.  Сначала лидером в своем классе, потом в школе и институте, потом лидером в своей семье, а затем и профсоюзным лидером и лидером всех скаутов Коста-Рики!  И при этом всегда остается милой, доброй и заботливой женщиной.

Моя старинная подруга Дильбар живет в городе Гресия, в 45 км от столицы.  Там у неё всё близко: работа, магазины, друзья, родственники.  У неё красивый дом из 7 комнат, любимый муж и дети, внук, старенькая заботливая мама, две собаки и кошка.  Нас приняли по-русски: с блинами и пирогами, сметаной, вареньем и рюмочкой вина «за День Победы».

-  Дильбар, на митинге, посвященном Дню Победы, ты показывала ордена и медали своего отца.

-  Да, в моей семье два человека участвовали в Великой Отечественной войне.  Деду, Меркулову Федору Ивановичу, не повезло, он был сержантом и погиб в 1944 году на Карельско-Финском перешейке.  А отец пошел на фронт в 1943 году совсем молодым, ему было всего 16 лет, но он соврал и сказал, что ему уже 18.  Так он попал на Второй Украинский фронт, освобождал от фашистов Украину и Польшу, боролся за взятие Кёнигсберга, дошел до Берлина.  На войне он был шофером, возил командира полка.  После ранения выздоровел и потом еще несколько лет служил в Красной Армии на Западной Украине, очищал Львов от бандеровцев. За боевые заслуги отца наградили двумя орденами: «Орден Отечественной войны» и «Орден славы» и 21 медалями, из которых самой ценной он считал медали «За победу над фашистской Германией» и «за взятие Кёнигсберга».  После войны он прожил еще немало лет и скончался уже тут, в Коста-Рике.  В 1995 году его нашла еще одна медаль, в честь 50-летия Победы, её вручили в посольстве России.  Помню, нас всех тогда пригласили на торжественную церемонию, даже прислали за нами автобус, чтобы перевезти всю нашу большую семью. 

Еще с детства я помню, что отец рассказывал о бандеровцах, которых боялись больше, чем немцев.  Однажды эти бандиты взяли в плен одного раненого командира роты и распяли его на кресте, как Христа.  А если захватывали офицеров, разрубали их на части и вешали в лесу на деревьях.  Когда недавно начались беспорядки на Украине, я вспомнила эти рассказы.  Похоже, что эти люди никогда не меняются…  

-  Диля, твой отец был таджиком…

-  Да, я, как многие советские люди, - смесь разных национальностей.  Мама – русская, Галина Федоровна, отец – таджик, Шароф Усманов.  Я родилась в Таджикистане, в городе Пенджикент, это очень древний город, он возник еще в 8 веке.  У меня есть еще старшие сестра Ирина и брат Владимир; изо всех троих только мне дали таджикское имя, потому что я больше всех похожа на отца. 

-  А как ты попала в Коста-Рику?

-  Ну, сначала надо рассказать, как я попала в Москву.  Я всегда училась на отлично, любила заниматься общественной работой, была секретарем комсомольской организации.  У меня было с кого брать пример.  Мой отец - профсоюзный работник и убежденный коммунист всю жизнь боролся за справедливость и против коррупции.  По окончанию средней школы я участвовала в конкурсе, победителям которого предоставлялась возможность ехать на учебу в другие города страны, чтобы приобрести специальности, отсутствовавшие в местных вузах.  Я выбрала Московский педагогический институт им. Ленина, факультет дефектологии.  Сдала вступительные экзамены у себя в городе, получила отличные оценки, выиграла конкурс, где три человека боролись за одно место, и попала в институт.  Это было в 1979 году.  И в первый же год своей учебы я познакомилась с Карлосом, он к тому времени уже учился на 3-м курсе в Университете дружбы народов.  У нас в институте учились почти одни девушки, я жила в общежитии на 8-м этаже, в комнате с двумя кубинками.  Однажды они пригласили в гости своих друзей из Латинской Америки.  Я в то время была тоненькой, с длинными волосами.  Карлос увидел меня и сначала подумал, что я перуанка или мексиканка и заговорил со мной по-испански, но я ответила: «Я не понимаю».  И объяснила ему, что я – из Таджикистана.  Карлос сразу в меня влюбился и сказал: «Это моя жена».  И до сих пор у нас такие отношения, как и в первый день.  Завтра будет 32 года, как мы женаты.  В 1983 году у нас родилась дочка Лолита. «Её имя Долорес?» - спрашивали друзья. – Нет, просто Лолита!».  Мне всегда нравилось это имя.  Карлос закончил учебу, а я осталась доучиваться, ребенка отвезла к матери, и каждые полгода ездила её навещать.  Когда закончила институт, поехала с дочкой в Коста-Рику, это было в декабре 1986 года. 

-  Трудно было вам сначала устраиваться в другой стране?

-  Нет, я начала работать почти сразу, как только приехала. Сначала мы жили у свекрови, здесь же в Гресии, откуда родом мой муж.  Родственники к нам очень хорошо отнеслись и все соседи ходили смотреть на «русскую жену».  В те времена люди здесь совершенно ничего не знали о России, тем более о Таджикистане.  Помню, один маленький мальчик, племянник Карлоса, меня защищал: «Она хоть и русская, но хорошая! Она детей не ест". Ведь тогда в американских фильмах, следуя политике холодной войны, показывали, что русские люди едят детей.  А соседний лавочник меня спрашивал, как я ем: вилкой или руками. «Мы едим вилками, ложками и ножами» - объясняла я ему. 

В те годы в Коста-Рике не было учителей-дефектологов, поэтому Министерство образования мне сразу дало работу.  В нашей специальности есть большая медицинская составляющая, нас готовили для работы с умственно отсталыми детьми и с различными расстройствами речи.  Первая моя работа была в государственной начальной школе города Наранхо, и меня направили работать с глухими детьми.  Я их учила издавать звуки речи и понимать слова по движениям губ, а они меня учили разговаривать руками, так как я не владела этим методом.  В первое время мне очень помогали советами русские подруги-коллеги. Рая Бикказакова мне объясняла, как правильно ставить некоторые звуки испанского языка.  В то время она жила в Сан-Рамоне, недалеко от Гресии, и я ей помогала смотреть за маленьким Андрюшей, который сейчас стал знаменитым спортсменом-велосипедистом, а тогда ему был всего один месяц.  Я сначала совсем не знала испанского языка, в первые дни со мной ездил Карлос и помогал переводами, а потом одна воспитательница по имени Соледад сказала, что она меня сама научит, и действительно, с большим терпением она принялась учить меня языку.  В конце года все учителя школы меня так полюбили, что устроили праздник и даже пригласили «марьячис»!  Потом я проработала три года в специальной школе в Гресии, тут у меня были трения с директором: она возражала против того, чтобы я, иностранка, учила коста-риканских детей правильной речи.  Она не могла понять, что развитие речи не зависит от языка, а от других неврологических проблем ребенка.  Но было бесполезно что-либо объяснять ей, так как она, в действительности, ревновала, ведь родители её недолюбливали, а меня очень любили.  Поэтому как только я выиграла конкурс на постоянное место, распределилась на работу в Детской больнице Сан-Хосе, хотя это и было очень далеко от дома, ездила каждый день на автобусе.  В больнице на 5-м этаже есть своя школа, я давала уроки у постели больного ребенка.  Там было такое разнообразие случаев, что за три года я приобрела бесценный педагогический опыт.  Приходилось  быть даже «мамой-кенгуру». То есть, носить на руках недоношенных детей, чтобы они чувствовали контакт с человеком и начинали развивать свои органы чувств; я там детям играла на пианино, а они пели и танцевали, чего только не было!  Но потом мой дорогой Карлос всё-таки добился того, чтобы меня перевели на работу близко от дома.  Он случайно узнал, что в муниципалитете Гресии лежал документ, подписанный моим прежним директором, с просьбой не давать мне работу в этом городе.  Он был в таком негодовании!  Снял копию с этого документа и подал жалобу в Конституционный суд, который признал мою правоту, и тут же мне дали специальное место в школе им. Альфредо Гомес Самора, открыли ставку логопеда специально для меня.   Так с тех пор я и работаю там уже 20 лет.  В отличие ото всех остальных логопедов, я даю не только индивидуальные уроки, но и групповые – объединяю по 2 – 3 человека, в зависимости от их проблемы.  Среди моих учеников есть очень много случаев задержки речи в результате умственной отсталости или аутизма, также синдрома аспергера, у многих встречается нарушение артикуляции или голоса, заикание.  Сейчас у меня 65 учеников, но не всем хватает места, некоторые ждут своей очереди. По программе ранней стимуляции я работаю и с трёхлетними  детьми.   

-  Диля, расскажи о своей работе со скаутами.

-  А, это тоже огромная часть моей деятельности.  Я ведь еще со студенческих лет работала на каникулах пионервожатой, два раза ездила с детьми в Артек, познакомилась там с Ириной Родниной, знаменитой советской спортсменкой и тренером по фигурному катанию.  Как только приехала в Коста-Рику, сразу захотелось узнать, есть ли здесь пионеры.   Тут пионеров не было, но были скауты, а это очень похожие организации.  Когда я уже работала учителем, однажды директор попросила помочь организовать детскую экскурсию.  Мы с Карлосом сразу этим загорелись, и в 1997 году создали в Гресии группу скаутов № 190.  У нас девочки и мальчики ходят вместе.  Я вожу маленьких детей, возрастом 7 – 10,5 лет, а Карлос – старших.  Всего у нас 60 – 70 человек, разделенных на 4 возрастные группы.  С малышами мы играем в сказку Р. Киплинга «Маугли»: я – Акела, вторая вожатая – Багира, а дети – стая волчат.  Мы принимаем и детей с ограниченными возможностями. Однажды с нами ходил один слепой мальчик. А одна вожатая страдает синдромом Дауна.  Каждую субботу у нас собрания, на которых мы строим планы следующих походов, есть постоянный лагерь «Istarú», также делаем экскурсии по стране и даже за рубежом.  Недавно ездили в Гватемалу.  В 2007 году меня выбрали главной вожатой страны, и мне как раз выпало организовывать празднование 100-летия скаутского движения!  Меня посылали в Мексику на Всеамериканскую Конференцию.  Также работаю на курсах повышения квалификации.  На недавней церемонии передачи государственной власти мы с Карлосом присутствовали на Национальном стадионе с группой скаутов.  Я, конечно, уже очень устала, но пока продолжаю «тянуть» это дело. 

-  А как устроилась твоя семья?

-  Семья у нас сейчас состоит из пяти человек: мы с мужем, моя мама и две дочки.  Младшая дочка, Виктория, родилась в Коста-Рике в 1988 году.  Она у нас фотограф.  А старшая, Лолита, стала психологом, уже закончила учебу, сейчас мы стараемся оборудовать ей кабинет.  Она вышла замуж и живет отдельно, у неё есть 10-летний сын, наш любимый внук Мариано.   

Но, кроме семьи, к нам приехали и все остальные мои родственники.  Когда в 1991 году развалился Советский Союз, во всех республиках начались беспорядки, а в Таджикистане усилился подъем национализма, что привело к притеснению русских людей.  Наша смешанная семья постоянно терпела оскорбления и издевательства.  Началась разруха и голод, продукты выдавали по карточкам, как во время войны.  Я рассказала об этом Карлосу и он ответил: давай перевезем их всех сюда.  Я всю жизнь ему очень благодарна за этот поступок.    В 1995 году мои родители продали свой дом, квартиру, машину, ковры – всё очень дешево, буквально за копейки, такая тогда была ситуация.  Но легко сказать, 11 человек!    У нас не хватало денег, чтобы оплатить им всем авиабилеты.  Тогда однажды по чистой случайности Карлос где-то встретился с Президентом Хосе-Мария Фигересом, который кроме того был акционером авиационной компании «LACSA», и поделился с ним, рассказал об опасной ситуации в Таджикистане, угрожающей жизни людей.  И Фигерес подарил нам 11 билетов от Кубы до Коста-Рики!  Так сюда приехали мои родители, брат с женой и двумя детьми, сестра с мужем и двумя детьми, да еще 88-летняя бабушка.  Им сразу же всем дали вид на постоянное жительство.  Сейчас все уже устроились, сестра преподает французский язык в средней школе, они с мужем купили собственный дом недалеко от нас.  Брат работает охранником в отеле на побережье, дом снимает, а бабушка умерла в возрасте 95 лет.  Отец тоже умер в преклонном возрасте.  Всем моим родственникам здесь очень нравится.  «Здесь всё рядом, круглый год тепло, - говорит моя мама, - не надо запасать дрова на зиму».  Она по русской привычке делает соления и варения, но больше всего я ей благодарна за то, что она выучила русскому языку моих дочек и внука.  Она каждый день им читает и рассказывает сказки.  Мама уже хорошо понимает испанский язык, смотрит телесериалы, записывает кухонные рецепты.  Но говорить не решается. 

-  Диля, тебе немного осталось работать до пенсии.  А что будешь делать потом?

-  Отдыхать, путешествовать, заниматься физическими упражнениями, рисовать картины, гулять с внуками.  Тоже заниматься профсоюзной работой, я недавно увлеклась этой деятельностью. 

-   Желаю тебе и твоей большой семье всего самого лучшего. Главное – здоровья. Вы – молодцы! 









Комментариев нет:

Отправить комментарий